^Вверх
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

В Музее боевой и трудовой славы имени 44-й гвардейской Барановичской Краснознаменной стрелковой дивизии экспозиции содержат более 3-х тысяч экспонатов о подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной войны, об истории создания колледжа и его первого базового предприятия - Хлопчатобумажного комбината.


УО "БарГПТК СО"
Телефон: 80163477915
e-mail: bt_s22@mail.ru

Для справки

Музей колледжа

боевой и трудовой славы имени 44-й гвардейской Барановичской краснознаменной стрелковой дивизии

Экспонаты музея

 Ткацкий станок Мотовило СабляБарельеф Шинель Книга отзывов Выпускники училища Экспонаты Бюсты  

Поисковая работа

Форма входа

Система Orphus

QR КОД

Здесь можно купить рыболовные катушки

Освобождение Беларуси

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

10.1.         Начало освобождения Беларуси. Освобождения Гомеля и Речицы, северо-восточных районов Витебской области

 

Как гитлеровское, так и советское командование в своих стратегических планах отводили Беларуси особое место, что объяснялось географическими особенностями, развитыми коммуникациями и др. Возможность начать широкое контрнаступление у Красной Армии появилась после победы в Курской битве, что создало благоприятные условия для перехода советских войск в общее стратегическое наступление осенью 1943 г. от Великих Лук до Чёрного моря.

По времени освобождение белорусской территории продолжалось практически год, с сентября 1943 г. по июль 1944 г. На первом этапе (осень 1943 г. – зима 1944 г.) войска Западного (командующий генерал-полковник В. Соколовский) и Калининского фронтов (генерал-полковник А. Ерёменко) во время проведения Смоленской наступательной операции (7 августа – 2 октября 1943 г.) вышли к границам Беларуси на могилёвском и витебском направлениях.

Одновременно войска Центрального фронта (генерал армии К. Рокоссовский), имея взаимодействие с войсками Брянского фронта (генерал-полковник М. Попов) во время проведения Черниговско-Припятской операции (26 августа – 30 сентября 1943 г.) вышли к Днепру, Припяти и Сожу, захватив плацдармы, создали условия для освобождения южно-восточных районов Беларуси[1].

В результате выше приведённых операций 17 сентября 1943 г. был освобождён Брянск, а 26 сентября – первый районный центр Беларуси – Хотимск (по действовавшему в годы войны административно-территориальному делению первым освобожденным районным центром стал Комарин – 23 сентября 1943 г.). 25 сентября 1943 г. были освобождены Смоленск и Рославль, а 28 сентября – Мстиславль. Через две недели, 15 октября 1943 г., войска этого фронта силами 61-й и 65-й армий генералов П. Белова и П. Батова начали наступление на гомельско-бобруйском направлении. 17 октября 1943 г. был освобожден Лоев. 20 октября 1943 г. Калининский фронт был переименован в 1-й Прибалтийский, а Центральный – в Белорусский фронт.[2].

Освобождение этих населённых пунктов позволило войскам Центрального фронта под командованием К. Рокосовского начать непосредственную подготовку к решающим боям за Гомель, которые вошли в историю под названием Гомельско-Речицкой операции.

Гомель был одним из важных опорных пунктов «Восточного вала» – глубоко эшелонированной оборонительной линии, которая по расчётам А. Гитлера должна была стать непреодолимым препятствием на пути Красной Армии. Основными задачами Гомельско-Речицкой операции были разгром крупной группировки противника в междуречье Сожа и Днепра, занятие удобных позиций на западном берегу Днепра с целью последующего освобождения остальной части Беларуси.

Советским войскам (численность свыше 750 тыс. человек) противостояли 2-я, часть 9-й и 4-й немецких армий группы «Центр» (командующий – генерал-фельдмаршал Г. Клюге), чуть позже эта группировка была усилена 7 пехотными дивизиями и бригадой СС[3].

Гитлеровцы, умело используя преимущества обороняемой местности, умело маневрировали войсками, сумели создать мощный узел обороны в районе Гомеля. Поэтому главный удар предполагалось нанести с плацдарма у Лоева частью сил 48-й (генерал П. Романенко), 65-й (генерал П. Батов) и 61-й (генерал П. Белов) армий в направлении на Речицу с последующим выходом в тыл вражеской группировки. Наступление на направлении главного удара, как и планировалось, началось 10 ноября в 11 часов после 40-минутной подготовки и ударов с воздуха частями 16 воздушной армии (генерал С. Руденко)[4].

15 ноября 1943 г. ударом в тыл противника Красной Армии удалось перерезать железнодорожную линию Гомель – Калинковичи, а 18 ноября – освободить Речицу. К 20 ноября 1943 г. войска продвинулись на глубину 70 км, достигли реки Березина и, форсировав её, захватили плацдарм южнее Жлобина, обошли Гомель с запада[5].

18 ноября войскам, участвовавшим в освобождении Речицы, приказом ВГК была объявлена благодарность и в Москве дан салют 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий. Это был первый салют за освобождение городов на территории Беларуси в годы великой Отечественной войны[6].

Прямой штурм гомельских позиций войсками 11-й и 63-й армий успеха не имел. На этом направлении во второй половине ноября наступление было приостановлено, началась планомерная подготовка к новому натиску. Успешнее наступали войска правого крыла фронта. 25 ноября войска 3-й и 50-й армии освободили Пропойск (ныне – Славгород), Корму, Журавичи и вышли к Днепру в районе Нового Быхова, охватив Гомель с севера. К вечеру того же дня войска Белорусского фронта с трёх сторон подошли к Гомелю. Утром 26 ноября 1943 г. в город вошли части 217-й стрелковой дивизии (командир – полковник Н. Масонов) и 96-й стрелковой дивизии (полковник Ф. Булатов). Одновременно с юго-восточного направления в город вступили части 7-й стрелковой дивизии (полковник Д.Воробьёв) и 102-й стрелковой дивизии (генерал-майор А. Андреев)[7].

Таким образом, за 20 дней Гомельско-Речицкой операции войска Белорусского фронта прорвали оборону противника в полосе шириной 100 км, нанеся ему огромные потери, продвинулись в глубину до 130 км, создав угрозу южному флангу группы армий «Центр», затруднив ее взаимодействие с группой армий «Юг». В ходе этой успешной операции наши войска понесли серьёзные потери – убито 21 650 солдат и офицеров, ранено свыше 60 тыс.

Были достигнуты и новые успехи на северо-востоке республики, где действовал 1-й Прибалтийский фронт (командующий И. Баграмян). Так, 13 – 31 декабря 1943 г. была проведена Городокская операция, целью которой являлась ликвидация выступа, образовавшегося на завершающем этапе Невельской операции 1943. Выступ обороняли 8 пехотных и авиаполевых дивизий, 1 танковая дивизия и ряд отдельных частей 3-й танковой армии группы армий «Центр». Замысел советского командования: встречными ударами 11-й гвардейской и 4-й ударной армии фронта в направлении ст. Бычиха разгромить городокскую группировку противника, овладеть Городком и наступать на Витебск. 13 декабря войска армии начали наступление. В полосе 11-й гвардейской армии, наносившей главный удар, немецкие войска оказали упорное сопротивление, только незначительные силы сумели вклиниться в его оборону. Большего успеха добились войска 4-й ударной армии, которые прорвали главную полосу обороны противника. 14 декабря были окружены и в последующем уничтожены части четырёх пехотных дивизий противника, а 24 декабря 1943 г. освобождён Городок[8].

В дальнейшем в результате Калинковичско-Мозырской операции (8 января – 8 февраля 1944 г.) были освобождены Мозырь, Калинковичи, Лельчицы, а позднее Рогачев. Таким образом, на юго-востоке республики была заложена хорошая основа для будущей операции «Багратион»[9].

Последней значительной операцией первого этапа освобождения территории Беларуси была Рогачёвская (или Рогачёвско-Жлобинская) операция, проведённая с 21 по 25 февраля 1944 г. с целью разгрома группировки противника в районе Рогачёва, Жлобина и создания благоприятных условий для наступления на бобруйском направлении. Советским войскам (3-я и 5-я армии генералов А. Горбатова и И. Болдина) 1-го Белорусского фронта противостояла 9-я армия группы армий «Центр», занимавшая подготовленную оборону (2 оборонительные полосы). Рогачёв и Жлобин были превращены в сильные узлы сопротивления. В итоге наступления Красная Армия 24 февраля 1944 г. штурмом взяла Рогачёв, вышла к р. Друть, захватив плацдарм на её западном берегу[10].

В итоге с сентября 1943 г. по апрель 1944 г. было освобождено около 20 % территории Беларуси, в том числе два областных центра (Гомель и Мозырь), 36 районных центров, сотни других населенных пунктов. Это создавало хорошие предпосылки для освобождения всей территории Беларуси и движения на Запад. Однако в последующем на этом участке наступление Красной Армии замедлилось.

В этих условиях по решению Ставки 12 апреля 1944 г. была проведена реорганизация фронтов. Западный фронт был разделен на 3-й (командующий И. Черняховский) и 2-й (командующий Г. Захаров) Белорусские, а Белорусский фронт (ранее Центральный) переименован в 1-й Белорусский (командующий К. Рокоссовский). Таким образом, было образовано три Белорусских фронта, которым предстояло выполнить важные задачи по освобождению республики. К началу летне-осенней кампании 1944 г. фронт проходил по линии восточнее Витебска, Орши, Рогачева, по реке Припять. Гитлеровцы создали на оккупированной территории Беларуси глубокую оборону. Своим приказом А. Гитлер объявил города Витебск, Оршу, Могилев, Бобруйск, Борисов, Минск крепостями, комендантами которых назначались генералы[11].

Отличительной особенностью данного этапа освобождения Беларуси являлось широкое участие в боевых операциях партизанских формирований, которые осуществлялись в стратегическом и тактическом масштабах. Деятельность партизан координировалась ЦШПД и БШПД, а также специальными оперативными группами и представительствами данных штабов, созданных при военных советах соответствующих фронтов, которые освобождали Беларусь. Так, за период с ноября 1943 г. по апрель 1944 г. с регулярными частями слились 35 партизанских бригад и 15 отдельных отрядов Витебской, Могилёвской, Гомельской и Полесской областей (более 50 тыс. чел.), большая часть которых была направлена в состав регулярных частей Красной Армии[12]. Как отмечал один из бывших итальянских партизан Ф. Лионе: «Партизаны Белоруссии были уникальными по своей тактике, организации и мотивации. Если бы во время войны мы знали о их существовании, думаю, они стали бы примером для всей Европы»[13].

 

10.2.         Положение на советско-германском фронте. Белорусская наступательная операция «Багратион»

Общая обстановка благоприятствовала дальнейшим военным усилиям СССР на советско-германском фронте. Оккупированная, но непокоренная Европа, ободренная успехами Красной Армии, усиливала борьбу против нацистской Германии. Крупные народно-освободительные вооруженные силы действовали во многих европейских государствах. Тем самым, создавались условия для нанесения им новых мощных ударов по врагу. Этому способствовала и высадка союзных войск в Северной Франции 6 июня 1944 г., за четыре дня до начала наступления советских армий[14]. С этого времени Германия вынуждена была воевать на два фронта. На Востоке против Красной Армии действовали главные силы вермахта – 228 дивизий и 23 бригады, на Западе немецкое командование держало 86 дивизий.

Планирование и подготовку Белорусской операции Ставка ВГК, военные советы и штабы фронтов начали весной 1944 г. Уже в конце марта 1944 г. Ставка ВГК запросила у них соображения на предстоящие операции. Однако не все предложения командующих фронтами удалось претворить в жизнь, в частности предложение К. Рокоссовского. По этому поводу С. Штеменко, бывший в то время начальником Оперативного управления Генштаба, писал: «В силу недостатка резервов пришлось отказаться от предложения К.К. Рокоссовского о наступлении через Ковель с разворотом в тыл противнику западнее Полесья»[15].

20 мая генералом А. Антоновым, заместитель начальника Генштаба, Верховному Главнокомандующему был представлен план в виде карты и краткой пояснительной записки, выполненной рукописно, предусматривавший одновременный прорыв обороны противника на шести участках, расчленение его войск и разгром по частям. Особое значение придавалось ликвидации наиболее мощных фланговых группировок в районах Витебска и Бобруйска, стремительному продвижению на Минск, а также окружению и уничтожению основных сил группы армий «Центр» восточнее Минска на глубину 200 – 300 км. Наращивая удары и расширяя фронт наступления, советские войска должны были неотступно преследовать остатки вражеских войск, не позволяя им закрепиться на промежуточных рубежах. Предполагалось, что успешное выполнение этого замысла позволит освободить всю Беларусь, выйти на побережье Балтийского моря и к границам Восточной Пруссии, рассечь германский фронт, создать выгодные предпосылки для ударов по вражеским войскам в Прибалтике[16].

План операции был утвержден Верховным Главнокомандующим 30 мая 1944 г., получившей условное название «Багратион» в честь выдающегося русского полководца, героя Отечественной войны 1812 г. генерала от инфантерии Петра Ивановича Багратиона. В ночь на 31 мая были отработаны частные директивы, которые за подписью И. Сталина и Г. Жукова были направлены командованию фронтов. Для согласования действий фронтов Ставка ВГК выделила своих представителей. Так, наступление войск 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов координировал начальник Генерального штаба маршал М. Василевский, а 1-го и 2-го Белорусских фронтов – заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Г. Жуков. Вопросами применения военно-воздушных сил занимался представитель Ставки ВГК по авиации – командующий ВВС Красной Армии главный маршал авиации А. Новиков. Для эффективного использования сил и средств артиллерии в 1-й и 2-й Белорусские фронты Ставка ВГК направила начальника Главного артиллерийского управления маршала Н. Яковлева, а в 3-й Белорусский и 1-й Прибалтийский фронты – командующего артиллерией Красной Армии маршала М. Чистякова[17].

Кроме того, большое значение советское Верховное Главнокомандование придавало взаимодействию войск фронтов с партизанскими силами, действовавшими в Беларуси. С этой целью ЦК КП(б)Б и БШПД определили конкретные районы боевых действий для всех партизанских формирований. Так, в тылу врага в полосе предстоящего наступления 1-го Прибалтийского фронта должны были

действовать партизанские бригады и отряды Витебской и Вилейской обл., а также северной (Борисовской) зоны Минской обл. Для взаимодействия с войсками 3-го Белорусского фронта привлекались партизанские формирования Барановичской обл. В интересах 2-го Белорусского фронта

должны были решать задачи партизаны Могилевской обл. и восемь партизанских бригад восточной зоны Минской обл. В полосе наступления

войск 1-го Белорусского фронта действовали партизанские отряды и бригады Полесской, Пинской, Брестской и Белостокской обл., а также южных районов Минской и Барановичской обл. Советское Верховное Главнокомандование через БШПД определило им конкретные задачи: развернуть активные боевые действия в тылу врага, нарушать его коммуникации и связь, уничтожать немецкие штабы, выводить из строя живую силу и боевую технику противника, осуществлять в интересах наступающих фронтов разведку, захватывать и удерживать выгодные рубежи и плацдармы на реках до подхода советских войск, оказывать частям Красной армии поддержку при освобождении городов, железнодорожных узлов и станций, организовывать охрану населенных пунктов, срывать вывоз советских людей в Германию, не позволять врагу при отступлении взрывать промышленные предприятия и мосты[18].

Для осуществления белорусской операции Верховным командованием были привлечены три Белорусских и 1-й Прибалтийский фронты. Координировали действия фронтов маршалы Советского Союза А. Василевский (1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский) и Г. Жуков (1-й и 2-й Белорусские). Из резерва Ставка перебросила различные специальные воинские соединения. К началу операции «Багратион» в составе четырех фронтов насчитывалось 2,4 млн. чел., 36 400 орудий и минометов, 5 200 танков и САУ, около 5 300 самолетов. Такое соотношение сил и средств обеспечивало превосходство над противником: в живой силе – в 2 раза, по орудиям и минометам – в 3,8 раза, по танкам – в 5,8 раза, по самолетам – в 3,9 раза[19].

Что касается немецкой стороны, то их «план» предусматривал ведение обороны через удержание «неприступных крепостей»: на линии фронта от Полоцка до Ковеля были сконцентрированы силы 3-танковой армии (район Витебска), 4-й армии (район Могилёва), 9-й армии (район Бобруйска) и 2-й армии (южный фланг на линии Припятских болот). Линию обороны называли «Фатерлянд» («Отечество»). Этим подчеркивалось, что немецкая армия защищает здесь Германию. Она была укреплена так тщательно, что каждый немецкий солдат имел броневой щит для ведения стрельбы[20].

22 июня 1944 г. началась разведка боем. Чтобы скрыть направление главного удара, она осуществлялась на широком фронте – 450 км. Специально подготовленные передовые батальоны и разведывательные отряды при поддержке танков, артиллерийского огня и авиации атаковали противника. Приняв разведку боем за наступление главных сил, немцы открыли ответный артиллерийский огонь и стали спешно подтягивать резервы к оборонительному рубежу «Пантера». Утром 23 июня перешли в наступление войска 1-го Прибалтийского, 3-го и 2-го Белорусских фронтов. Сутками позже в сражение включились армии 1-го Белорусского фронта. С раннего утра в течение 120 минут более 30 тыс. орудий и минометов крушили укрепления, подавляли и уничтожали огневые средства и военную технику врага. Большинство его оборонительных сооружений было выведено из строя, огневые средства, артиллерийские и минометные батареи подавлены, а управление войсками нарушено. Казалось, после столь мощной артиллерийской обработки переднего края и ударов авиации в траншеях не останется ничего живого. Однако, вопреки ожиданиям, противник быстро пришел в себя. Из тыловых районов срочно подтягивались тактические и оперативные резервы[21].

На её первом этапе (23 июня – 4 июля 1944 г.) были проведены Витебско-Оршанская, Могилевская, Бобруйская, Минская и Полоцкая операции, в итоге которых были окружены главные силы группы армий «Центр» и освобожден Минск.

Витебско-Оршанская наступательная операция была проведена войсками 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов с целью разгрома войск левого крыла группы армий «Центр». На витебско-лепельском и оршанском направлениях оборонялись войска немецкой 3-ей танковой армии и часть сил 4-й армии группы армий «Центр» (всего до 17 дивизий общей численностью до 140 тыс. человек). Их действия поддерживал 6-й воздушный флот. Так, в итоге прорыва обороны вермахта 23 августа было освобождёно Шумилино, 25 августа – Бешенковичи. В ночь на 25 июня войска смежных 43-й и 39-й армий соединились около д. Гнездиловичи, тем самым был создан витебский «котёл», в который угодило пять дивизий 3-й танковой армии. А 26 июня 1944 г. был освобождён областной город Витебск, на следующий день, 27 июня, – Орша. В итоге данной операции советские войска продвинулись вперёд на 80 – 150 км, создав благоприятную ситуацию для последующего наступления в направлениях на Минск и территорию Прибалтики[22].

Полоцкая наступательная операция (29 июня – 4 июля 1944 г.) войск 1-го Прибалтийского фронта была проведена без оперативной паузы после окончания Витебско-Оршанской наступательной операции. Её целью являлся разгром полоцкой группировки противника и освобождение Полоцка. Войскам фронта противостояли соединения 16-й группы армий «Север» (генерал-полковник Г. Линдеман) и часть сил немецкой 3-й танковой армии группы армий «Центр».

Полоцк был превращен гитлеровцами в мощный узел обороны. На подступах к нему немцы создали оборонительную полосу «Тигр». Многочисленные озера и болота были включены в линию обороны, что создавало вокруг города труднопреодолимый оборонительный район. В самом Полоцке был создан рубеж круговой обороны. Всего в районе Полоцка сосредоточилось шесть немецких дивизий.

Главные удары наносили войска правого фланга фронта (6-я гвардейская армия) в направлении на Полоцк и левого фланга (4-я ударная армия) в направлении на Котляны – Полоцк. 29 июня данные соединения развернули наступление на Полоцк и, преодолевая ожесточенное сопротивление прикрывавшей его группировки противника, стали охватывать его фланги. 1 июля, как было поставлено в задаче командующим 1-м Прибалтийским фронтом И. Баграмяном, овладеть Полоцком не удалось. К утру следующего дня соединения 6 гвардейской армии вышли к окраинам города, а соединения 43-й армии и части 1-й танковой перерезали железную дорогу Полоцк – Молодечно и вышли на рубеж Германовичи – Докшицы. 1-й танковый корпус 29 июня 1944 г. с ходу захватил Ушачи, вырвался на оперативный простор, развернул широкие маневренные действия и внезапными ударами с тыла содействовал успешному наступлению с фронта соединений Красной Армии. Ожесточенные бои за Полоцк продолжались 4 дня. К утру 4 июля город был освобожден. В результате Полоцкой операции войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись за 6 суток на 120 – 130 км, овладели Полоцким узлом обороны, уничтожили шесть немецких дивизий[23].

В тоже время силами армий 2-го Белорусского фронта была осуществлена Могилёвская операция (23 – 28 июня 1944 г.), задача которой состояла в разгроме могилёвской группировки противника с целью захвата Могилёва и выхода к р. Березино. В течение 3 суток войска 49-й армии прорвали вражескую оборону на 12-ти километровом участке, форсировали р. Бася и к исходу 25 июня вышли к р. Реста (в 25 км от переднего края обороны противника). 26 июня 1944 г., после прорыва оборонительного рубежа противника на р. Реста, войска 33-й и 49-й армий начали преследование отходивших немецких войск в направлении Шклова и Могилёва; вечером 49-я армия вышла к Днепру севернее Могилёва и частью сил форсировала его с ходу западнее Плешицы. 28 июня войска фронта завершили форсирование Днепра севернее и южнее Могилева, штурмом овладели этим важным узлом вражеской обороны на подступах к Минску, освободили Шклов, Быхов и к исходу дня вышли в междуречье Друти и Днепра (160 – 170 км от Минска)[24].

На Бобруйском направлении оборонялись 9-я армия вермахта (10 пехотных дивизий) и две дивизии 4-й армии, имея заблаговременно подготовленную прочную, глубоко эшелонированную оборону. Замысел советского командования согласно плану Бобруйской операции (24 – 29 июня 1944 г.) заключался в нанесении ударов армиями 1-го Белорусского фронта по сходящимся направлениям из районов севернее Рогачёва и южнее Паричи в общем направлении на Бобруйск с целью окружения и уничтожения бобруйской группировки и дальнейшего наступления на Пуховичи и Слуцк. Днепровская военная флотилия должна была поддерживать наступление войск и переправлять их через Березину. В итоге проведённой операции 28 июня 1944 г. войска 48-й армии ликвидировали немецкие части 9-й армии вермахта, а 29 июня Бобруйск был освобождён. Лишь 5-тысячной группе противника удалось прорваться в направлении на Осиповичи, но и она вскоре была взята в плен[25].

В ходе битвы за освобождение Минска (Минская операция, 29 июня – 4 июля 1944 г.) соединения 5-й гвардейской танковой армии (командующий маршал танковых войск П. Ротмистров) 2 июля вышли в район Острошицкого городка и завязали бой на северной и северо-восточной окраинах Минска. С востока в город ворвались воины 2-го гвардейского танкового корпуса генерала А. Бурдейного, в авангарде которого наступали бойцы 4-й танковой бригады под командованием полковника А. Лосика и 25-й танковой бригады, которой командовал полковник С. Булынин. Вместе с ними в город вошли подразделения 11-й гвардейской, 31-й и 3-й армий. С выходом соединений 3-го и 1-го Белорусских фронтов к Минску было завершено окружение 4-й немецкой армии и некоторых других частей врага (Минский котёл, 105 тыс. гитлеровцев). Во второй половине дня 3 июля 1944 г. столица Беларуси была полностью очищена от врага. Бойцы 2-го стрелкового батальона 673-го Минского стрелкового полка подняли знамена победы над уцелевшими зданиями города. 4 июля 1944 г. войска 1-го и 3-го Белорусского фронта достигли рубежа оз. Нарочь, Молодечно, Красное, Столбцы, Несвиж; войска 1-го Прибалтийского фронта к этому времени вышли на линию западнее Воропаево, оз. Мядель[26].

После освобождения Минска начался второй этап Белорусской операции (5 июля – 29 августа 1944 г.), в итоге которого завершилось освобождение Беларуси, части Литвы и Восточной Польши, советские войска вышли к Рижскому заливу, границам Восточной Пруссии и реке Висла.

Войска четырех фронтов успешно провели Шяуляйскую, Вильнюсскую, Белостокскую и Люблинско-Брестскую операции. 9 июля 1944 г. Войска 2-го Белорусского фронта освободили Новогрудок, 16 июля войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов освободили Гродно, а 27 июля – Белосток. Таким образом, была завершена операция по освобождению территории Беларуси.

Важную роль в освобождении Беларуси сыграли также летчики французской эскадрильи «Нормандия-Нёман», 1-я польская пехотная дивизия им. Т. Костюшко, военные моряки Днепровской флотилии, партизаны и подпольщики Беларуси.

Партизанское движение в республике по своему размаху, политическому и военному воздействию не имело себе равных в истории. На территории Беларуси в разное время действовали 70 тыс. подпольщиков, а также 213 партизанских бригад, которые объединяли 997 отрядов и 258 отдельных отрядов. В них насчитывалось 374 тыс. партизан, а около 400 тыс. человек было в резерве. К концу 1943 г. освобожденные и контролируемые партизанами районы составили 60 % оккупированной территории Беларуси, а 37,8 тыс. км2 были освобождены полностью. За три года самоотверженной борьбы в тылу врага белорусские партизаны уничтожили и ранили более 500 тыс. гитлеровцев, разгромили 29 железнодорожных станций, 948 штабов и гарнизонов, пустили под откос 11 128 эшелонов и 34 бронепоезда противника; подорвали и уничтожили 819 железнодорожных и 4 710 других мостов, сбили и сожгли на аэродромах 305 самолетов, подбили 1 355 танков и бронемашин, уничтожили 438 орудий разного калибра, 939 военных складов, повредили более 300 тыс. железнодорожных рельсов. В ходе начавшегося освобождения Беларуси в октябре 1943 г. партизаны ежедневно пускали под откос в среднем 28 эшелонов противника. При взаимодействии войск Красной Армии и партизан в боях за Беларусь в ряды армии влилось более 600 тыс. жителей республики, в том числе свыше 180 тыс. народных мстителей. Отдавая дань победным боям в ходе операции «Багратион», Москва 18 раз салютовала советским войскам и партизанам в честь освобождения белорусских городов[27].

А 16 июля 1944 г. в Минске в излучине Свислочи на территории бывшего ипподрома состоялся митинг и партизанский парад с участием свыше 30 тыс. партизан. Вот как описывает в своих воспоминаниях Герой Советского Союза полковник С. Ваупшасов: «Перед началом парада на трибуну поднялся секретарь ЦК Компартии Белоруссии П. Пономаренко, командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии И. Черняховский, секретарь Минского обкома В. Козлов и другие партийные, советские и военные руководители. Товарищ Пономаренко поздравляет всех с освобождением Белоруссии. Огромная площадь отвечает партизанским «ура!». Пантелеймон Кондратьевич от имени участников митинга и всего белорусского народа благодарит войска трех Белорусских и 1-го Прибалтийского фронтов, изгнавших врага с территории республики… Первой перед трибуной проходит бригада имени Воронянского. За нею – бригады имени Щорса, Чапаева, Чкалова, Кирова. На украшенных цветами лошадях проезжают партизаны-конники. Катятся трофейные пушки. Идут бойцы бригад «Штурмовая», Первой, Второй и Третьей Минских»[28].

Таким образом, в ходе реализации операции «Багратион» было проведено 5 операций (Витебско-Оршанская, Могилевская, Бобруйская, Полоцкая и Минская) на первом этапе и на втором – 5 операций (Шяуляйская, Вильнюсская, Каунасская, Белостокская, Люблин-Бресткая). Продолжалась 68 суток. Ширина фронта составляла 1 100 км, глубина – 500 – 600 км.

Разгром группы армий «Центр» являлся «самым тяжелым поражением» в немецкой военной истории. Потери личного состава (согласно статистическим данным главного командования вермахта) составили с 21 июня по 31 июля 1944 г. общее число 399 102 человека, из которых 26 397 убитых, 109 776 – раненных и 262 929 пропавших без вести. Данная цифра превышает общее количество потерь, понесённых 6-й армией под Сталинградом. В то же самое время советские войска также понесли большие потери: по личному составу – 770 888 человек (180 040 убитыми, 590 848 – ранеными). Кроме того было потеряно 2 957 танков и штурмовых орудий, 2 447 артиллерийских орудий и 822 самолёта[29].

 

10.3.         Восстановление народного хозяйства БССР

Война и оккупация оставили неизгладимый след в истории Беларуси. 9 200 деревень было сожжено, 209 городов и посёлков городского типа лежало в руинах, колоссальными были материальные потери, неизмеримыми лишения и страдания людей. Население республики (в современных территориальных границах) сократилось на одну треть, с 9,2 млн. в 1941 г. до 6,2 млн. в 1945 г.[30]

Программа восстановления была изложена в постановлениях СНК СССР и ЦК ВКП(б) 21 августа 1943 г. «О неотложных задачах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» и 1 января 1944 г. «О ближайших задачах СНК БССР и ЦК КП(б)», согласно которым «…считать важнейшей задачей Совнаркома БССР и ЦК КП(б) Белоруссии восстановление колхозов в освобождённых от немецких захватчиков районах Белорусской ССР. В этих целях обязать СНК БССР и ЦК КП(б)Б немедленно широко развернуть необходимую политическую, организационную и хозяйственную работу по восстановлению колхозов с тем, чтобы в течение января, февраля и марта месяцев восстановить колхозы в освобождённых районах и весенний сев 1944 года провести уже колхозными хозяйствами», а также определялись очередность и объем восстановительных работ в промышленности, на транспорте, жилищном строительстве, указывались сроки реэвакуации производительных сил из восточных районов СССР и т.д. [31] Кроме того, на 6-й сессии Верховного Совета БССР, проводимой 21 – 24 марта 1944 г. в Гомеле, была утверждена Программа восстановительных работ и бюджет республики на 1944 г.

Весной 1944 г. началось восстановление более как 100 промышленных предприятий, на которых было занято около 40 тыс. рабочих. Особенное внимание уделялось железнодорожному транспорту. В феврале 1944 г. на белорусской железной дороге работало 5 тыс. человек, благодаря чему к июню 1944 г. она в основном была полностью восстановлена. Кроме того, весной того же года повсеместно развёрнуты были работы по строительству жилья. На 1 июня 1944 г. было отремонтировано и построено 8 429 жилых домов. В освобождённых районах открывались больницы, сельские врачебные участки, фельдшерско-акушерские пункты, аптеки и другие медико-санитарные учреждения. К лету 1944 г. работало 37 детских домов, в которых воспитывалось около 3,7 тыс. детей. Восстанавливались школы – в июне работало 1 458 школ с количеством обучаемых детей в 150 тыс.[32]

Для подготовки педагогических кадров начали свою работу учительский институт в Мозыре, педагогические училища в Гомеле, Мозыре, Речице, Кричеве, Климовичах. Кроме того, на ст. Сходня под Москвой восстановил работу Белорусский государственный университет. К июню 1944 г. были обновлены 24 дома культуры, 503 избы-читальни, 44 городские и районные библиотеки и областная в Гомеле.

В ноябре 1943 г. в освобождённых районах начали работу 54 киноустановки, 9 кинотеатров, свыше 5 тыс. радиоточек[33].

После реализации замыслов операции «Багратион» и окончательного освобождения территории Беларуси с занятием Бреста 28 июля 1944 г. начались полномасштабные работы по восстановлению народного хозяйства республики. Рассмотрим данный процесс на примере Полоцка и Полоцкой области.

После освобождения города, района и области были предприняты оперативные меры по восстановлению народного хозяйства и созданию органов власти. Уже в первые мирные дни были достигнуты определённые результаты в деле восстановления промышленности, железнодорожного транспорта и культурно-бытовых учреждений. К середине июля 1944 г. были избраны Полоцкий городской Совет депутатов трудящихся, бюро районного комитета КП(б)Б, утверждён штат горисполкома в составе 7 человек и частично укомплектованы его отделы: здравоохранения, коммунального хозяйства, торговли, финансов, народного образования, а также городское жилищное управление. Несмотря на то, что вопрос с подбором руководящих органов был частично решён, кадровая проблема в районе стояла остро. Ни аппарат райкома КП(б)Б, ни горсовет полностью укомплектованы не были. Недостаточным был также аппарат милиции, в результате чего отсутствовала охрана города. Из-за этой же проблемы не была создана пожарная команда. Для решения кадровой проблемы районные власти обращались в облисполком и обком партии с просьбой направить в Полоцкий район людей из расформированных партизанских бригад[34].

Значительная работа в первые мирные дни была проведена по восстановлению сети медицинских учреждений. Ведь до войны в Полоцкой области имелась 31 больница на 1 566 кроватей, а также 16 амбулаторий и поликлиник, 3 тубдиспансера, 7 кожно-венерических пунктов, 16 пунктов и станций скорой медицинской помощи, 2 пункта переливания крови. В Полоцке, Браславе и Глубоком существовали с полным оборудованием рентгеновские кабинеты[35]. После войны Полоцке была открыта больница на 100 мест с хирургическим, терапевтическим и инфекционным отделениями; амбулатория; венерологический пункт[36].

Переход к мирной жизни требовал налаживания работы промышленных предприятий, в том числе по выпуску товаров и оказанию услуг первой необходимости. Следует отметить, что до войны ведущими отраслями промышленности были деревообрабатывающая (Полоцкая мебельная фабрика имени Парижской коммуны), деревохимическая, льноперерабатывающая, керамическая (в Полоцком и Дриссенском р-нах имелось 287 предприятий по производству кирпича), топливная (4 торфозавода) и пищевкусовая (48 масло- сырозавода, в том числе 3 механизированных, с общим количеством работников в 630 чел.; Полоцкий мясокомбинат с 8 цехами, выпускающий около 14 тонн различных мясных изделий; Полодово-винный завод НК Пищепрома БССР и др.)[37]. По статистике за 1940 г. в Полоцке насчитывалось 90 промышленных предприятий и мастерских[38]. Таким образом, в первую очередь были восстановлены хлебозавод, позволявший выпекать до 10 тонн хлеба в сутки, парикмахерская, магазин райпотребсоюза, сапожная и портняжная мастерские, кожевенная и транспортная артели. Начали функционировать почта и радиоузел на 10 точек. По состоянию на 15 июля 1944 г. велись подготовительные работы по восстановлению мельницы, бани, водопровода, кирпичного и лесопильного заводов, кинотеатра, магазина горпищеторга. Была также подготовлена к работе столовая на 150 человек[39]. С организацией области был открыт продовольственный магазин в Николаевском соборе за алтарём, появились закрытые распределители, к магазинам прикрепляли по карточкам покупателей. К Октябрьским праздникам выдали хороший паёк, сверх лимита, а по литерным карточкам – по литру спирта-сырца. На пайки выдавались также продукты, получаемые из США и других американских стран: Канады, Аргентины и др. Выдавали яичный порошок, сухое молоко, консервированную колбасу, колбасный фарш, свиную тушёнку, мясные консервы, сгущенное молоко, сахар, сигареты, жевательную резинку, если получал коробку с дневным солдатским рационом. Кроме того поступали для распределения через профсоюзные организации и поношенная одежда как из США, так из Англии[40].

За годы войны сильно пострадал железнодорожный узел. Были взорваны пути, стрелки, мост через реку Западная Двина, путепровод. Разрушено депо, водокачки, станционные здания в Полоцке и Громах. В первые дни после освобождения для работы на железнодорожном узле было подобрано 1 020 человек (до войны работало 3 800 человек), которые сразу же приступили к ремонту железнодорожного полотна. Очень быстро удалось восстановить железнодорожную линию Невель – Громы, по которой прибыло 4 поезда (из них три хозяйственных и один армейский). Оперативно была налажена также работа по восстановлению вагонного депо[41]. Согласно воспоминаниям И. Дейниса: «В августе 1944 г. был создан Полоцкий стройтрест, первым управляющим был т. В. Жиганов. Восстанавливались все предприятия города, в первую очередь железнодорожный транспорт, работали специальные воинские части и восстановительные поезда. Пришлось перешивать все пути, обрезали повреждённые части рельс, отрезали куски попорченные взрывами, сверлили дырки для болтов, собирали костыли, завозили шпалы, восстанавливали мосты, делали их на сваях, на них клали металлическую ферму, привозили из тыла, в несколько дней сделали железнодорожный мост через Полоту. Через Двину сделали мост около Красного кладбища, рядом со взорванным, подвели пути к нему на обоих берегах», «в августе 1944 г. наладилось регулярное пассажирское сообщение с Витебском, ходил раз в сутки поезд из вагонов 4 класса – «Максимов»[42].

За годы войны был нанесён значительный урон сельскому хозяйству Полоцкого района и области. Так, до войны на территории Полоцкой области насчитывалось 856 колхозов, 5 совхозов, 1 пригородное хозяйство, 29 машинно-тракторных мастерских[43]. Количество лошадей сократилось с 5 906, имевшихся в 1941 г., до 347; коров, соответственно, с 12 761 до 1 065. Большой проблемой для восстановления сельского хозяйства стало отсутствие инвентаря. В районе имелось только 6 молотилок, 3 косилки, 392 плуга, 318 борон. До войны же в хозяйствах Полоцкого района насчитывалось 25 молотилок, более 4 тысяч плугов, 811 борон. Аналогичной была картина с другим инвентарём. Не было даже кос для заготовки сена. Трудностью в восстановлении сельского хозяйства, в проведении учёта посевных площадей являлось и большое количество минных полей. Как видно, работа по восстановлению сельского хозяйства требовала решения многих проблем, с которыми районное руководство успешно справлялось[44].

Тем не менее, не смотря на трудности, к 15 июля 1944 г. во все сельсоветы были назначены председатели и секретари, создано 39 колхозов (до войны их было 150). По состоянию на 1 сентября этого же года колхозов насчитывалось уже 127. Количество населения в районе достигло к этому времени 15 943 человека. Значительно увеличилось за полтора месяца и поголовье скота, хотя и не достигло довоенного уровня. Лошадей, например, уже имелось 1 312 (из них 1 045 рабочих), коров – 2 121. К 1 сентября 1944 г. были восстановлены все три довоенные МТС. Увеличилось и количество сельскохозяйственных машин и инвентаря. К началу осени в районе имелось 36 тракторов, 45 прицепных и 1 094 конных плуга, 5 сеялок, 2 грузовые автомашины и др.[45]

Что касается коммунально-жилищного хозяйства, то до войны в Полоцкой области насчитывалось 15 гостиниц (от 10 до 60 мест). Согласно воспоминаниям И. Дейниса «по ул. Фрунзе в 1944 г. во флигеле б. кадетского корпуса (дом № 1) разместилась первая гостиница. В сентябре, когда я прибыл в Полоцк, я остановился в ней. В комнатах было темно, т.к. стекол в окнах не было и они были закрыты изнутри ставнями. Кровати собраны с пожарищ или из немецкого госпиталя, покрыты были досками и на них положено сено, никаких одеял и подушек»[46].

Немаловажное значение для сохранения памяти народа имело открытие памятника павшим гвардейцам при взятии Полоцка на площади Свободы в августе 1944 г.[47]

С 20 сентября 1944 г. город Полоцк стал центром созданной Полоцкой области, включавшей 15 районов: Браславский, Ветринский, Видзовский, Глубокский, Дисненский, Докшицкий, Дриссенский, Дуниловичский, Миорский, Освейский, Плисский, Полоцкий, Россонский, Ушачский, Шарковщинский. 13 – 14 марта 1945 г. состоялось общее партийное собрание Полоцкой городской парторганизации, на котором были подведены итоги проведённых мероприятий и определены новые задачи по восстановлению хозяйственной жизни.

 

Вопросы для самоконтроля:

1.     Назовите основные стратегические операции, положившие начало освобождению территории Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.

2.     Кто участвовал в разработке операции «Багратион»?

3.     Дайте оценку Белорусской наступательной операции «Багратион».

4.     Когда и при каких условиях был освобождён город Полоцк?

5.     Раскройте процесс восстановления народного хозяйства БССР на примере г. Полоцка и Полоцкой области.

 



[1] Гісторыя Беларусі: у 6 т. / рэдкал.: М. Касцюк (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск: Экаперспектыва, 2000 – 2005. – Т. 5: Беларусь у 1917–1945 гг. / А. Вабішчэвіч [і інш.]. – 2006. – С. 533.

[2] Баландин, К.И. Операция «Багратион» и освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков / К.И. Баландин // Вестник БНТУ. – 2009. – № 4. – С. 5.

[3] Гомельска-Рэчыцкая аперацыя 1943 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 172.

[4] Гомельско-Речицкая операция. Освобождение Гомеля. Режим доступа: http://mygomel2007.narod.ru/gomrech.html.

[5] Гомельска-Рэчыцкая аперацыя 1943 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 172.

[6] Гомельско-Речицкая операция. Освобождение Гомеля. Режим доступа: http://mygomel2007.narod.ru/gomrech.html.

[7] Там же.

[8] Свердлов, Ф., Подготовка и ведение Городокской операции / Ф. Свердлов // Военно-исторический журнал. – 1976. – № 3. Режим доступа: http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3044; Гарадоцкая аперацыя 1943 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 153.

[9] Баландин, К.И. Операция «Багратион» и освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков / К.И. Баландин // Вестник БНТУ. – 2009. – № 4. – С. 5; Калінкавіца-Мазырская аперацыя 1944 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 238.

[10] Горбатов, А. Наступление войск 3-й армии на рогачевском направлении / А. Горбатов // Военно-исторический журнал. – 1961. – № 1. Режим доступа: http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3053; Рагачоўска-Жлобінская аперацыя 1944 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 517.

[11] Баландин, К.И. Операция «Багратион» и освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков / К.И. Баландин // Вестник БНТУ. – 2009. – № 4. – С. 6.

[12] Гісторыя Беларусі: у 6 т. / рэдкал.: М. Касцюк (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск: Экаперспектыва, 2000 – 2005. – Т. 5: Беларусь у 1917–1945 гг. / А. Вабішчэвіч [і інш.]. – 2006. – С. 536.

[13] Кулеш, А.К. Методы и особенности участия партизан в освобождении территории Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков // Партизанское движение в Беларуси и его роль в разгроме фашистских захватчиков в 1941 – 1944 годах: материалы Междунар. научно-практ. конф. (Минск, 25 – 26 июня 2009 г.) / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т истории, М-во обороны Респ. Беларусь; редкол.: М.В. Мясникович (пред.) и др. – Минск: Беларус. Навука, 2009. – С. 471.

[14] Великая Отечественная война Советского Союза 1941 – 1945: Краткая история. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Воениздат, 1984. – С. 302 – 303.

[15] Макар, И.Л. Операция «Багратион» / И.Л. Макар // Военно-исторический журнал. – 2004. – № 6. – С. 3.

[16] Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион» (23.06 – 29.08.1944). Режим доступа: http://wwii-soldat.narod.ru/OPER/ARTICLES/026-bagration.htm.

[17] Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион» (23.06 – 29.08.1944). Режим доступа: http://wwii-soldat.narod.ru/OPER/ARTICLES/026-bagration.htm.

[18] Макар, И.Л. Операция «Багратион» / И.Л. Макар // Военно-исторический журнал. – 2004. – № 6. – С. 5.

[19] Баландин, К.И. Операция «Багратион» и освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков / К.И. Баландин // Вестник БНТУ. – 2009. – № 4. – С. 6.

[20] Новікаў, С.Я. Аперацыя “Баграціён”: новыя ацэнкі нямецкіх ваенных гісторыкаў / С.Я. Новікаў // Европа во второй мировой войне: история, уроки, современность. Материалы международной научно-теоретической конференции, 5 – 6 мая 2005 г. – Витебск: Издательство УО «ВГУ им. П.М. Машерова», 2005. – С. 92.

[21] Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион» (23.06 – 29.08.1944). Режим доступа: http://wwii-soldat.narod.ru/OPER/ARTICLES/026-bagration.htm.

[22] Віцебска-Аршанская аперацыя 1944 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 126.

[23] Вызваленне Полацка ад нямецка-фашысцкіх захопнікаў // Памяць: Гіст. – дакум. хроніка Полацка / рэд. кал.: Г.П. Пашкоў [і інш.]. – Мінск: БелЭН, 2002. – С. 442 – 447.

[24] Магілёўская аперацыя 1944 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 319.

[25] Бабруйская аперацыя 1944 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 51.

[26] Мінская аперацыя 1944 г. // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941–1945: энцыкл. / рэд. кал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 1990. – С. 361 – 362.

[27] Баландин, К.И. Операция «Багратион» и освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков / К.И. Баландин // Вестник БНТУ. – 2009. – № 4. – С. 7.

[28] Ваупшасов, С.А. На тревожных перекрестках: Записки чекиста / С.А. Ваушпасов. – 3-е изд. – М.: Политиздат, 1988. – С. 147.

[29] Новікаў, С.Я. Аперацыя “Баграціён”: новыя ацэнкі нямецкіх ваенных гісторыкаў / С.Я. Новікаў // Европа во второй мировой войне: история, уроки, современность. Материалы международной научно-теоретической конференции, 5 – 6 мая 2005 г. – Витебск: Издательство УО «ВГУ им. П.М. Машерова», 2005. – С. 93.

[30] Освобождённая Беларусь. Документы и материалы. В 2-х кн. Кн. 1. Сентябрь 1943 – декабрь 1944. / Сост.: В. И. Адамушко [и др.]. – Мн.: НАРБ, 2004. – С. 7.

[31] Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О ближайших задачах Совнаркома БССР и ЦК КП(б) Белоруссии» от 1 января 1944 г. // Освобождённая Беларусь. Документы и материалы. В 2-х кн. Кн. 1. Сентябрь 1943 – декабрь 1944. / Сост.: В. И. Адамушко [и др.]. – Мн.: НАРБ, 2004. – С. 34 – 39.

[32] Памяць Беларусі: Рэспубліканская кніга / рэд. кал.: Г.П.Пашкоў [і інш.]. – Мінск: БелЭН, 2005. – С. 48.

[33] Там же, С. 49.

[34] Коханко, В.П. Полоцк в первые мирные дни / В.П. Коханко // Выстояли и победили: свидетельствуют архивы / Авторы-составители: М.В. Пищуленок (кандидат исторических наук), Т.В. Буевич, С.Ю. Каравка, С.Б. Шалаева. – Витебск, 2005. – С. 27.

[35] Зональный государственный архив в г.Полоцке. – Ф. 687. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 17.

[36] Коханко, В.П. Полоцк в первые мирные дни / В.П. Коханко // Выстояли и победили: свидетельствуют архивы / Авторы-составители: М.В. Пищуленок (кандидат исторических наук), Т.В. Буевич, С.Ю. Каравка, С.Б. Шалаева. – Витебск, 2005. – С. 27.

[37] Зональный государственный архив в г.Полоцке. – Ф. 687. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 7 – 8.

[38] Там же, Л. 9.

[39] Коханко, В.П. Полоцк в первые мирные дни / В.П. Коханко // Выстояли и победили: свидетельствуют архивы / Авторы-составители: М.В. Пищуленок (кандидат исторических наук), Т.В. Буевич, С.Ю. Каравка, С.Б. Шалаева. – Витебск, 2005. – С. 27.

[40] Дейнис, И.П. Полоцк в ХХ веке (1905 – 1967 гг.) // Национальный Полоцкий историко-культурный музей-заповедник. – КП – S 2774. – С. 204.

[41] Коханко, В.П. Полоцк в первые мирные дни / В.П. Коханко // Выстояли и победили: свидетельствуют архивы / Авторы-составители: М.В. Пищуленок (кандидат исторических наук), Т.В. Буевич, С.Ю. Каравка, С.Б. Шалаева. – Витебск, 2005. – С. 27.

[42] Дейнис, И.П. Полоцк в ХХ веке (1905 – 1967 гг.) // Национальный Полоцкий историко-культурный музей-заповедник. – КП – S 2774. – С. 197, С. 201.

[43] Зональный государственный архив в г.Полоцке. – Ф. 687. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 9.

[44] Коханко, В.П. Полоцк в первые мирные дни / В.П. Коханко // Выстояли и победили: свидетельствуют архивы / Авторы-составители: М.В. Пищуленок (кандидат исторических наук), Т.В. Буевич, С.Ю. Каравка, С.Б. Шалаева. – Витебск, 2005. – С. 27.

[45] Там же, С. 28.

[46] Дейнис, И.П. Полоцк в ХХ веке (1905 – 1967 гг.) // Национальный Полоцкий историко-культурный музей-заповедник. – КП – S 2774. – С. 198.

[47] Там же, С. 199.

Copyrigcht © 2014-2018. Музей УО "Барановичский ГПТ колледж сферы обслуживания"