^Вверх
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

В Музее боевой и трудовой славы имени 44-й гвардейской Барановичской Краснознаменной стрелковой дивизии экспозиции содержат более 3-х тысяч экспонатов о подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной войны, об истории создания колледжа и его первого базового предприятия - Хлопчатобумажного комбината.


УО "БарГПТК СО"
Телефон: 80163477915
e-mail: bt_s22@mail.ru

Для справки

Музей колледжа

боевой и трудовой славы имени 44-й гвардейской Барановичской краснознаменной стрелковой дивизии

Экспонаты музея

 Ткацкий станок Мотовило СабляБарельеф Шинель Книга отзывов Выпускники училища Экспонаты Бюсты  

Поисковая работа

Форма входа

Опрос

Информации какого рода, по Вашему мнению, недостаточно на сайте?

Фото-, видеоматериалов - 3.7%
Информации об экспонатах и выставках - 3.7%
Информации о мероприятиях, проходящих в музее - 7.4%
Интерактива (голосование, игры, викторины и т.п.) - 0%
Всего достаточно - 85.2%
Другое - 0%

Система Orphus

QR КОД

Рыболовные катушки http://nachodki.ru/shop/okhota-turizm-rybalka/katushki.html на сайте nachodki.ru

Оккупация нацистской Германией стран Европы

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

3.1.         Оккупация Германией Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, Люксембурга и Франции

Правительство А. Гитлера мечтало построить на «жизненном пространстве» Восточной Европы обширную новую империю. Для достижения германского господства в Европе, как считали нацистские лидеры, была необходима война.

 Заручившись нейтралитетом Советского Союза, Германия развязала Вторую мировую войну, напав на Польшу 1 сентября 1939 г. Всего за месяц польская армия была разбита немецкими и советскими войсками. Относительное затишье, установившееся после поражения Польши, закончилось 9 апреля 1940 г ., когда германские войска вторглись в Норвегию и Данию.

Так, 1 марта 1940 г . была подписана директива на проведение операции против Норвегии под кодовым названием «Везерюбунг» (Учение на Везере). Удар предполагалось нанести одновременно по этим странам с широким использованием морских и воздушных десантов. Подготовка и проведение операций против Дании и Норвегии была возложена на командира 21-го армейского корпуса генерала пехоты Н. фон Фалькенхорста (командующий 21-й армейской группой – 9 дивизий и 1 бригада). В операции также должен был участвовать военно-морской флот в составе 96 боевых и транспортных кораблей, 35 подводных лодок и 10-й авиационный корпус 5-го воздушного флота, имевший 500 боевых и 500 транспортных самолётов[1]. Время вторжения – 415 9 апреля 1940 г.

 Кроме того, гитлеровское командование большие надежды возлагало на действия пятой колонны – норвежских нацистов во главе с В. Квислингом как потенциального премьера норвежского правительства [2]

Так, 9 апреля 1940 г . без объявления войны вооружённые силы Германии вторглись в Данию и Норвегию, практически не встречая сопротивления стали быстро продвигаться вглубь. В это же время морские десанты высадились на островах Зееланд, Фюнен и Фальстер[3].

 Боевых действий в Дании фактически не было. Через час после вторжения правительство и король Кристиан Х приняли решение не оказывать противодействия гитлеровским войскам и капитулировать. Правительство воззвало к населению «воздерживаться от какого бы то ни было сопротивления». Вечером датский ригсдаг (парламент) единогласно одобрил решение правительства о капитуляции. При захвате Дании гитлеровцы потеряли 2 человека убитыми и 10 ранеными[4].

 Несколько по-другому сложилась обстановка в Норвегии. Норвежский план обороны исходил из того, что западные союзники воспрепятствуют установлению господства Германии на севере Европы, не допустят вторжения вермахта в Норвегию. Её вооружённые силы были невелики – сухопутные войска имели 15 000 человек, предусматривался призыв в армию 100 000 резервистов, военно-воздушные силы располагали 180 самолётами устаревших образцов. Военно-морской флот состоял из четырёх тяжёлых крейсеров, 30 миноносцев, 9 подводных лодок, 11 минных заградителей и нескольких десятков вспомогательных судов[5].

 В 430 утра 9 апреля германский посланник в Осло К. Бройер вручил норвежскому правительству ультиматум о капитуляции. В это время вторжение в страну уже началось. Правительство отклонило немецкий ультиматум, но затем все-таки вступило в переговоры с гитлеровскими властями, будучи готовым на определенных условиях примириться с оккупацией[6].

 Нерешительность правительства сказалась и на действии вооружённых сил Норвегии, которые не имели ясного представления вступать ли им в борьбу с агрессором или нет. Поэтому уже 9 апреля 1940 г. немецкие части вошли в Осло. Норвежское правительство, король, парламент и командование успели эвакуироваться вглубь страны, а затем эмигрировать в Великобританию. Без какого-либо сопротивления были захвачены Берген, Ставангер, Тронхейм. Без единого выстрела был сдан Нарвик. 9 июня норвежское командование связалось со штабом 21 армейской группы, находившимся в Тронхейме, чтобы обсудить условия перемирия. Одновременно Дитль был информирован о прекращении боевых действий в Северной Норвегии. Формально кампания завершилась 10 июня 1940 г., когда генерал Рюге подписал акт о капитуляции норвежской армии. 14 июня были освобождены все германские военнослужащие, находившиеся в норвежском плену[7].

 После окончания норвежской кампании вся страна на весь период войны оказалась под контролем А. Гитлера и оккупационного режима, с В. Квислингом в качестве марионеточного министра-президента, которым руководил рейхскомиссар Д. Тербовен. Поставки шведской железной руды были гарантированы, а германский военно-морской флот обеспечен норвежскими базами, чтобы действовать против важного североатлантического пути, а также против английских конвоев, направлявшихся в советский порт Мурманск[8].

 Таким образом, немецкая операция по захвату Дании и Норвегии, осуществленная весной 1940 г., является одной из самых интересных кампаний второй мировой войны.

 К началу мая 1940 г. вооружённые силы Германии на западном фронте полностью закончили стратегическое сосредоточение и развёртывание. На северном его крыле, от побережья Северного моря до Ахена, развернулись две армии группы армий «Б» под командованием генерала Ф. фон Бока. Цель – захват Голландии. На главном направлении, в центре западного фронта, в 170-километровой полосе от района южнее Ахена до стыка границ Германии, Люксембурга и Франции, заняла исходный район группа армий «А» под командованием генерала Г. Рундштедта. Цель – преодоление Арденн и наступление через территорию Люксембурга и Южной Бельгии, форсирование Маас между Динаном и Седаном и стремительное продвижение к устью Соммы. На левом крыле фронта сосредоточивалась группа армий «Ц» под командованием генерала В. Лееба. Цель – сковывание сил противника на линии Мажино. Таким образом, в общей сложности группировка немецких войск в операции «Гельб» состояла из 136 дивизий (2,6 тыс. танков, 7,4 тыс. артиллерийских орудий калибра 75 мм  и выше). В составе двух воздушных флотов насчитывалось свыше 3,8 тыс. боевых самолётов. Общая численность состава группировки достигала 3,3 млн. человек[9].

 В свою очередь союзное командование выработала план под кодовым названием «Диль», согласно которому сразу же после начала наступления немецких войск две французские и одна английская армии должны были выдвинуться в Бельгию. Считалось, что бельгийская армия до подхода англо-французских войск сумеет задержать противника на канале Альберта и в укреплённом районе Льежа. Трём союзным армиям предстояло, совершив маневр в Бельгию, выйти к Антверпену, занять оборону по рубежу р. Диль, прикрыть Намюр и создать фронт на р. Маас до Седана. Таким образом, союзное командование намеревалось создать прочную оборону от Швейцарии до Северного моря[10].

 Наступление немецких войск на западном фронте началось 10 мая 1940 г. Как обычно, гитлеровцы предварили его провокационным налетом авиации на свой же город Фрейбург, чтобы оправдать вероломное нападение на нейтральные Бельгию и Голландию. В тыл голландской армии было сброшено 4 тыс. парашютистов, захвативших важнейшие аэродромы страны. Транспортные самолеты, прибывшие на эти аэродромы, и летающие лодки, садившиеся на реке Маас, доставили в Голландию 22 тыс. солдат и офицеров, которые до подхода частей 18-й армии, наносивших удар с фронта, захватили ключевые позиции страны. 14 мая голландское правительство бежало в Англию, а верховное командование отдало приказ о капитуляции армии[11].

 Вторая часть немецкой группы армий «Б» наносила удар в Бельгии, к северу от Льежа. Как только здесь наметился прорыв, англо-французское командование бросило на помощь бельгийцам 1, 2, 7 и 9-ю французские и английскую экспедиционную армии, ранее развернутые на франко-бельгийской границе, что полностью соответствовало замыслу противника. Немецкие танковые и моторизованные дивизии из группы армий «А» при содействии 3-го воздушного флота форсировали в районе Седана на 80-километровом фронте р. Маас и устремились к проливу Па-де-Кале. 20 мая немецкие подвижные части заняли г. Абвиль, а на следующий день вышли на побережье пролива. Армии союзников были рассечены на две части: на севере оказались изолированными бельгийская и брошенные ей на помощь англо-французские армии (около 40 дивизий) на юге – основные силы французских войск. Когда немецкие танковые колонны двигались узким коридором к морю по тылам французской армии со скоростью до 50 км  в сутки, почти не закрепляя захваченных районов, создалась блестящая возможность отрезать и уничтожить их. Именно с этой целью французы предприняли контрудар из района Реймса, но англичане вместо встречного движения стали отступать из района Арраса к побережью для эвакуации. Более того, в этот тяжелый для союзных армий период боев английское командование отказалось перебросить на французский фронт свою истребительную авиацию, заявив, что она нужна для защиты Великобритании. Группы немецких армий «А» и «Б» огромным полукольцом прижали северную группу англо-франко-бельгийских войск к морю[12].

 Предав своих союзников, бельгийский король Леопольд III вступил в тайные переговоры с германским командованием 27 мая, в 5 часов, он направил генерала Деруссо, заместителя начальника бельгийского генерального штаба, к немцам с просьбой о перемирии. В 10 часов вечера генерал вернулся с немецкими условиями: «Фюрер требует сложить оружие безоговорочно». В 11 часов вечера король Бельгии согласился на безоговорочную капитуляцию и предложил прекратить огонь в 4 часа утра следующего дня, что и было сделано[13].

 Таким образом, для Голландии война закончилась через пять дней. За этот же короткий период времени фактически была решена судьба Бельгии, Франции и английских экспедиционных сил. Для немцев все шло по плану, и не только по плану, а в соответствии со стратегическими и тактическими замыслами. Их успехи превзошли даже самые безрассудные мечты Гитлера. Его генералы были поражены молниеносной быстротой и размахом собственных побед. Что касается руководителей союзных держав, то развитие событий, которых они никоим образом не ожидали, и последовавшая затем полнейшая неразбериха, которой они не могли ожидать, просто парализовала их.

 К планированию боевых действий завершающего этапа военной кампании против Франции, получившего кодовое наименование «Рот», немецкое командование приступило 20 мая 1940 г., как только войска танковой группы Клейста вышли к устью Соммы. 24 мая штаб ОКВ отдал директиву № 13, в которой были изложены основы предстоявшей операции «Рот». В ней говорилось о необходимости начать эту операцию как можно быстрее после завершения боев во Фландрии. Осуществить ее планировалось в три этапа. На первом этапе предусматривалось наступление между побережьем моря и Уазой до нижней Сены севернее Парижа с целью обеспечения правого фланга войск, проводящих главную операцию. На втором – должно было начаться наступление главными силами, в том числе танковыми и моторизованными войсками, в юго-восточном направлении через район Реймса, чтобы разбить большую часть французской армии в треугольнике Париж – Мец – Бельфор и выйти в тыл линии Мажино. На третьем этапе намечалось начать вспомогательную операцию по прорыву линии Мажино на ее наиболее слабом участке между Сент-Авольдом и Сааргемюндом[14].

 Готовясь к новой операции, немецкие войска во Франции в короткий промежуток время осуществили перегруппировку. На правом крыле западного фронта от побережья Ла-Манша по Сомме, каналу Уаза – Эна до р. Эна заняли исходные позиции три армии группы армий «Б». Цель – занятие Гавра и Руана с последующим направлением на Труа. Группа армий «А», включавшая три армии, сосредоточилась на фронте по р. Эна и далее на восток до франко-люксембургской границы. Цель – Руан, Сен-Дизье. Две армии группы «Ц» изготовились на линии Зигфрида к прорыву линии Мажино. Всего для проведения второй операции во Франции было выделено 140 дивизий, в том числе 10 танковых[15].

 Французское командование смогло противопоставить этим войскам 71 дивизию, из них 4 танковые. От устья Соммы до линии Мажино оборонялись пять армий 3-й и 4-й групп армий, на линии Мажино находились три армии 2-й группы армий. План действий, разработанный французским командованием на случай нового немецкого наступления, целиком основывался на старой идее «сплошного непреодолимого фронта» и каких-либо решительных действий в случае прорыва противника в центральную Францию не предусматривал[16].

 10 июня 1940 г. в войну вступила Италия, до этого времени она не принимала непосредственного участия во второй мировой войне. Италия сосредоточила против Франции группу армий «Овест» («Запад») численностью в 22 дивизии (325 тыс. солдат и офицеров, около 3 тыс. орудий, более 3 тыс. миномётов) под командованием наследника престола принца Умберто[17].

 В течение несколько дней, с 5 по 15 июня, немецкие войска осуществили три наступательные операции, взламывая оборонительные порядки противника. 10 июня французское правительство переехало из Парижа в город Виши, а 14 июня в столицу без боя вступили немцы. В тот же день южнее Страсбурга была прорвана и линия Мажино. В окружении оказалось более 400 тыс. французских солдат. 15 июня английские войска были выведены из-под французского командования, и до 18 июня они эвакуировались вместе с французскими и польскими частями с Шербурского полуострова[18].

 После прихода к власти 16 июня 1940 г. в качестве премьер-министра пронацистски настроенный А. Петэн провёл первое заседание правительства, состоявшееся 17 июня и длившееся всего десять минут. Министры единодушно приняли решение просить у германского командования прекращения военных действий. Новый министр иностранных дел П. Бодуэн пригласил к себе испанского посла Х. Лекерика и передал ему ноту, в которой правительство маршала А. Петэна просило Испанию «обратиться как можно скорее к германскому правительству с просьбой прекратить военные действия и сообщить, каковы его условия мира»[19].

 Предложение Франции о перемирии через папского нунция было направлено и правительству Италии.

Днем 17 июня А. Петэн обратился по радио с воззванием к населению и армии страны «прекратить борьбу». «Наша страна покрылась позором», – вспоминал  полковник Андре [20]. Это воззвание внесло деморализацию в ряды армии, которая еще продолжала вести боевые действия.

 20 июня 1940 г. нацистское командование предложило французской делегации по перемирию прибыть для встречи с немецкими представителями на мост через Луару у Тура. В тот же день французская делегация в составе командующего группой армий генерала Ш. Хюнтцигера (глава делегации), бывшего посла Франции в Польше Л. Ноэля, начальника генерального штаба ВМС контр-адмирала Ле Люка, начальника генерального штаба ВВС генерала Бержере и бывшего военного атташе в Риме генерала Паризо прибыла в Тур. На следующий день делегацию доставили на станцию Ретонд в Компьенском лесу. Здесь 22 года назад 11 ноября

1918 г. в белом салон-вагоне маршал Фош продиктовал условия перемирия побежденной Германии. По приказу Гитлера исторический вагон Фоша был изъят из музея и, чтобы как можно больше унизить французов, поставлен на то место, где он стоял в 1918 г.[21]

 22 июня в 1832 генерал Ш. Хюнтцигер от имени французского правительства подписал соглашение о перемирии, с германской стороны документ подписал В. Кейтель[22].

 После капитуляции перед Германией французское правительство 24 июня 1940 г. подписало перемирие с Италией в 7 15 вечера. От имени Франции соглашение подписывает генерал Ш. Хюнтцигер, от имени Италии – маршал Бадольо[23].

 Согласно франко-итальянскому договору Италия оккупировала французскую территорию площадью 832 км2 с населением 28,5 тыс. человек. Кроме того Франция должна была разоружить пограничные укрепления по итало-французской границе на глубину 50 км , демилитаризовать порты Тулон, Бизерта, Аяччо и Оран, а также определённые зоны в Алжире, Тунисе и на побережье Французского Сомали[24].

 Таким образом, менее чем за полгода нацистской Германией было реализовано несколько планов по захвату и оккупации Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, стран Бенилюкса и Франции.

 Участь выше перечисленных государств не постигла лишь Швейцарию. Несмотря на то, что было разработано «на всякий случай» в общей сложности пять вариантов планов нападения на данное государство (под кодовым названием «операция Танненбаум»)[25].

 Разные историки дают на этот случай разные ответы. Одни, в частности швейцарский историк М. Хайнигер, утверждают, что на А. Гитлера подействовала решимость швейцарцев отстаивать свою независимость до конца, кроме того Швейцария находилась в «стратегической мёртвой зоне», отчего в ходе войны она не играла никакого значения ни для Германии, ни для её союзников. Другие авторы указывают на стремление А. Гитлера не подвергать опасности альпийские пути сообщения со своим союзником Италией. Третьи считают, что главную роль здесь сыграл фактор Швейцарии как выгодного торгового и финансового партнёра. Не последнюю роль сыграла Швейцария и в качестве важнейшей арены противостояния спецслужб стран фашистского блока и союзников[26].

3.2.         Борьба за Британские острова

 «Мистер Черчилль должен, хотя бы раз, поверить мне, когда я предсказываю, что будет уничтожена великая империя – империя, которую я никогда не держал в мыслях уничтожить или даже повредить ей… В этот час я считаю долгом перед совестью воззвать ещё раз к разуму и здравому смыслу в Великобритании. Я считаю себя в праве сделать это обращение, так как я не побеждённый вымаливающий милости, а победитель, говорящий во имя разума. Не вижу причин, по которым эта война должна продолжаться», – данными словами А. Гитлер закончил своё выступление 19 июля 1940 г. в рейхстаге[27].

 Правительство У. Черчилля ответило на немецкое предложение о перемирии отказом.

 Таким образом, у Германии было несколько выходов из создавшегося положения. Первый – вторгнуться в Англию, нанести поражение англичанам и продиктовать условия. Второй, косвенный подход к этой же цели: напасть на английские позиции в Средиземноморье и на Среднем Востоке, привлекая к этому Италию, Испанию и вишистскую Францию; с помощью Японии создать угрозу английским позициям на Дальнем Востоке; возможно, отвлечь Россию в южном направлении, на Персидский залив и Индию и усилить подводную и воздушную войну против английских морских перевозок. Третий, не обращая внимания на англичан, повернуть на восток и добиться решающей победы над Россией, что обеспечило бы Германии безопасность и доступ к сырью, благодаря чему можно было бы идти дальше и нанести поражение Англии[28].15 июля 1940 г . OКВ издало приказ, основываясь на рекомендациях армии, в котором требовало готовности к проведению операции «Зеелёве» («Морской лев»), начиная с 15 августа[29]. Спустя день,16 июля, А. Гитлер подписал Директиву № 16 о подготовке десантной операции против Великобритании, согласно которой предусматривалась высадка стратегического десанта (две армии) на южное побережье Великобритании от Рамсгейта до м. Вест на о. Уайт[30].

 План операции, сроки ее проведения и состав участвующих сил несколько раз изменялись из-за резких расхождений во взглядах между командующими различными видами вооруженных сил. Самые благоприятные условия для перехода и высадки, по расчетам морского командования, приходились на 20 – 26 августа и 19 – 26 сентября. В последнем варианте план операции предусматривал высадку группы армий «А» в районе между Фолкстон и Брайтон на фронте около 120 км  с ближайшей задачей захватить плацдарм по линии Брайтон, Акфилд, Этчингхем, Ашфорд, Кентербери, Дил шириной 20 – 30 км . и, наступая с него, захватить Лондон, выйти на линию Оксфорд, Молдон. При благоприятном развитии событий предполагалась высадка в зал. Лайм двух дивизий[31].

 Тем не менее, А. Гитлер не был уверен в значимости операции «Морской лев». Англичане к середине августа успели значительно усилить свою противоздушную оборону. Для борьбы с противником были созданы 4 авиационные группы. Главную роль предстояло сыграть авиагруппе, прикрывавшей побережье пролива Па-де-Кале, Лондон и прилегающие к нему районы. Истребительное командование, объединившее все авиагруппы, имело более 700 исправных самолётов и в резерве находилось ещё около 290 боевых машин. Англия располагала также 430 бомбардировщиками, которые могли наносить ответные удары по Германии[32]. Поэтому расчёты немецкого командования на внезапность воздушных налётов оказались ошибочными. Противоздушная оборона Англии была чётко организована.

 Немецкое командование сосредоточило для воздушного наступления на Англию 2 воздушных флота, в которых насчитывалось 1 480 бомбардировщиков, 980 истребителе и 140 разведывательных самолётов.

 «Битва за Англию» началась 13 августа. В течение следующих суток против Британских островов было сделано около 1,5 тыс. самолётовылетов. Воздушное сражение за господство в воздухе продолжалось до 7 сентября 1940 г. Так закончился первый этап наступления ВВС Германии.

 В начале сентября германскому командованию стало ясно, что попытка уничтожить английскую авиацию не удалось – начался второй этап. В соответствии с этим план дальнейших действий немецкой авиации был коренным образом изменён: 5 сентября 1940 г . военно-воздушные флоты получили приказ наносить удары не по авиационным объектам, а по крупным городам, и прежде всего по Лондону[33]. Тяжелые удары по Лондону наносились в течение десяти суток. Кульминационным английские историки считают налет 15 сентября, когда над жилыми районами Лондона английской авиации удалось сбить 60 немецких самолетов, потеряв при этом 26 своих истребителей. А в следующую ночь английские бомбардировщики нанесли сильный ответный удар по германским судам в портах между Булонью и Антверпеном[34].

 В середине ноября 1940 г. гитлеровцы переключили основные усилия авиации с бомбардировок Лондона на удары по крупным экономическим центрам и портам Англии с целью подорвать военно-промышленную базу страны и нанести потери торговому флоту. Так, в ночь на 15 ноября фактически был сметён с лица земли промышленный город Ковентри – начало третьего этапа[35].

 По данным английских историков, воздушное наступление с июля по ноябрь 1940 г. обошлось Германии в 1 733 самолёта[36].

 Не достигнув цели в воздухе, нацисты переключились на усиление борьбы на море. После вступления в войну Италии и поражение Франции военно-морские силы стран оси значительно увеличились, улучшились условия их базирования и стратегического развёртывания. Но их использование в это время резко ограничивалось из-за развертывавшихся приготовлений к нападению на СССР. Гитлеровский адмирал К. Ассман писал: «...летом 1940 года, после поражения Франции... новым препятствием явились начавшиеся тогда приготовления к войне с Россией, потребовавшие нового распределения имеющихся средств и обусловившие преимущественное положение сухопутной армии и авиации»[37].

 Англия же не только лишилась союзного ей французского военно-морского флота, но и вынуждена была предпринимать меры, чтобы нейтрализовать его, предотвратив захват противником.

 Германия постепенно расширяла сеть своих морских и авиационных баз, что позволило ей приблизиться к Британским островам, т.е. создала более благоприятные возможности для использования против английского флота подводных лодок малого водоизмещения с ограниченным радиусом действия, лёгких сил флота и авиации, действовавших с баз в Бельгии, Голландии и Франции. Этим создавались условия для выхода в открытый океан на «свободную охоту» крупных надводных кораблей. Так, с октября 1940 г. по апрель 1940 г. в Северную и Центральную Атлантику были отправлены линкоры «Шарнхорст», «Гнейзенау», тяжёлые крейсеры «Адмирал Шеер» и «Хиппер»[38].

 Таким образом, Великобритании угрожало постепенное уничтожение ее торгового тоннажа и полное нарушение судоходства – главной жизненной артерии, которая питала промышленность и население страны всем необходимым, – продовольствием, топливом, сырьем и т.п.

 Исходя из этого, планы немецкого командования по подрыву деятельности военно-морских сил Англии провалились. Выше изложенные события оказали решающее влияние на исход борьбы в Атлантике. Военные действия против Советского Союза окончательно переключили внимание третьего рейха на восточный фронт.

3.3.         Вторая мировая война и Соединённые штаты Америки

 Ещё задолго до начала войны Ф. Рузвельт осознал опасность, исходящую от гитлеровской Германии и милитаристской Японии, говорил о важности международного сотрудничества для противодействия их агрессии. Контроль враждебной Соединенным Штатам силы над Европой и Азией, считал президент США, будет иметь разрушительные последствия для обороны Западного полушария. Он был убежден, что мероприятия по самообороне не могут ограничиваться территорией Американского континента, а должны распространяться за Атлантический и Тихий океаны.

 Тем не менее, Соединённые штаты Америки пока лишь наблюдали за происходящими событиями на европейском континенте. Свою позицию по поводу политики невмешательства США обосновывали вступившим в силу в 1937 г. законом о нейтралитете, основанном на принципе «cash-and-carry» («плати и вези»). Он носил компромиссный характер, учитывавший интересы национального военно-промышленного комплекса. Запрещая прямые поставки оружия и предоставление кредитов и займов воюющим странам, в том числе и охваченным гражданскими войнами, новый закон допускал торговлю вооружением и боеприпасами с нейтральными партнерами, которые, в свою очередь, были вольны распоряжаться приобретенными в Америке товарами[39].

 После капитуляции Франции и начала в 1940 г. воздушных налетов на Великобританию в США разгорелись споры между сторонниками помощи демократическим режимам Европы и изоляционистами, сплотившимися вокруг комитета «Америка прежде всего». Последний получал широкую поддержку – от консерваторов Среднего Запада до левых пацифистов. В итоге победили «интервенционисты», поддержанные комитетом под названием «Помогая союзникам, защищаем Америку»[40].

 2 сентября 1940 г. США подписали с Великобританией первое соглашение о военном сотрудничестве. Оно предусматривало поставки для британской армии американских вооружений и 50 боевых кораблей. Взамен Британия передала в аренду США сроком на 99 лет восемь своих военно-морских и военно-воздушных баз в Северной и Южной Америке. США разом приобрели целую сеть превосходно оснащенных стратегически важных пунктов для защиты своей безопасности[41].

 Следующими шагами в направлении отказа от политики невмешательства являлось установление патрулирования американских военных кораблей в Атлантике, облегчавшего борьбу англичан против германских подводных лодок (апрель 1941 г.), а также расширение военных ассигнований и военного производства и, наконец, знаменитый закон о «ленд-лизе» от 11 марта 1941 г., согласно которому «в пределах выделенных средств и …контрактов производить… или иным способом выделять военное снаряжение для правительства той или иной страны, защита которой, по мнению президента, является жизненно необходимой для обороны Соединённых Штатов», при этом «стоимость средств обороны, переданных тем или иным способом в соответствии с условиями настоящего пункта и оплаченных из выделенных для этой цели фондов, не должна превышать 1 300 000 долларов»[42]. В порядке «обратного» ленд-лиза США получали от Великобритании различного рода товары и услуги, в частности ценную научную информацию (о радарах, атомных исследованиях и проч.). Принятием ленд-лиза США «сделали серьезный шаг в сторону поддержки всех тех сил, которые вели борьбу против фашистских агрессоров». Этот шаг означал больший разрыв с нейтралитетом, чем какой-либо иной акт. Согласование военно-стратегических планов, широкое дипломатическое сотрудничество, готовность оказать англичанам всевозможную помощь – все это свидетельствовало об установлении союзнических отношений, хотя и без формального объявления об этом[43].

 Уже летом 1941 г. участие США в войне было делом времени. Не случайно, формально невоюющая страна стала одним из инициаторов принятия так называемой Атлантической хартии в итоге переговоров между американским президентом Ф. Рузвельтом и премьер-министром Англии У. Черчиллем, состоявшихся на борту военных кораблей в Атлантическом океане, близ острова Ньюфаундленд, 14 августа 1941 г. Одна из статей Хартии гласит: «После окончательной ликвидации нацистской тирании они (Ф. Рузвельт и У. Черчилль – авт.) надеются увидеть установление мира, который предоставит всем государствам возможность жить в безопасности в их собственных границах и который позволит гарантировать, что все люди на земле смогут жить в условиях свободы от страха и лишений»[44].

 В продолжение данного события 24 сентября 1941 г. СССР также присоединился к подписанному документу, а 1 января 1942 г. представители государств 26 государств – Австралии, Бельгии, Великобритании, Гаити, Гватемалы, Гондураса, Греции, Доминиканской Республики, Индии, Канады, Китая, Коста-Рики, Кубы, Люксембурга, Нидерландов, Никарагуа, Новой Зеландии, Норвегии, Панамы, Польши, Сальвадора, СССР, США, Чехословакии, Югославии и Южно-Африканского Союза, – поддержавших хартию, подписали в Вашингтоне Декларацию, в которой говорилось, что полная победа над врагами необходима «... для защиты жизни, свободы, независимости и религиозной свободы и для сохранения человеческих прав и справедливости...» и что они «... теперь заняты общей борьбой против диких и зверских сил, стремящихся покорить мир...». Эти государства обязались использовать все свои военные и экономические ресурсы против находящихся с ними в войне участников тройственного пакта и примкнувших к ним государств, сотрудничать друг с другом и не заключать сепаратного перемирия или мира с врагами. В данной Декларации указывалось, что к ней могут присоединиться другие нации, которые оказывают или могут оказать материальную помощь и содействие в борьбе за победу над гитлеризмом. Государства, подписавшие декларацию и позднее присоединившиеся к ней, получили название Объединённых Наций[45].

 С приходом к власти Ф. Рузвельта изменилась и политика США по отношению к СССР. Так, он поддержал Советский Союз, когда Германия начала осуществление своего «плана Барбаросса», а впоследствии распространил на СССР закон о «ленд-лизе» (7 ноября 1941 г .)[46].

 И все же, не смотря на выше приведённые факты, вступать в войну Ф. Рузвельт не решился вплоть до нападения японцев на американскую базу в Пёрл-Харборе.

3.4.         Берлинский пакт. Агрессия Германии на Балканах. Борьба за господство в Африке и на Средиземном море

 27 сентября 1940 г. в Берлине был подписан пакт (Тройственный или Берлинский пакт) Германии, Японии и Италии, который представлял предварительное соглашение о разделе мира между этими странами. В нем говорилось: «Япония признает и уважает руководящую роль Германии и Италии в установлении нового порядка в Европе» (ст. 1); «Германия и Италия признают и уважают руководящую роль Японии в установлении нового порядка в Велико-азиатском пространстве» (ст. 2). Если же одна из трех стран подвергнется нападению какой-либо державы, то они будут помогать друг другу «всеми политическими, экономическими и военными средствами» (ст. 3)[47].

 Таким образом, подписанием тройственного пакта был создан военный союз Германии, Италии и Японии, стремившихся к установлению мирового господства.

 Осенью 1940 г. резко активизировалась деятельность германской дипломатии на Балканах, т.е. вблизи западных границ СССР. Для усиления своих позиций на данной территории нацистская Германия использовала политические противоречия между странами Юго-Восточной Европы, в частности территориальные претензии Венгрии к Румынии.

 Так, в результате первой мировой войны Румыния при поддержке Антанты присоединила Трансильванию, входившую ранее в состав Австро-Венгрии, и Южную Добруджу, принадлежавшую Болгарии. В условиях, когда Германия, разгромив Францию, нанесла окончательный удар по остаткам Версальской системы заключенных после первой мировой войны мирных договоров, Венгрия и Болгария стали добиваться ревизии своих границ с Румынией. Венгрия развернула даже энергичную подготовку к нападению на Румынию с целью захвата Трансильвании. Это немало встревожило Германию, в частности, потому, что в случае начала военных действий могли быть нарушены поставки ей румынской нефти. Война между балканскими странами беспокоила также Италию. Германскими и итальянскими представителями была выработана новая линия границы между Венгрией и Румынией[48]. 30 августа 1940 г. И. фон Риббентроп и министр иностранных дел Италии Г. Чиано, пригласив в Вену в Бельведерский дворец представителей Венгрии и Румынии, вынесли там «арбитражное решение», согласно которому северная часть Трансильвании (43 492 км2 с населением в 2,5 млн. человек) присоединялась к Венгрии. Это решение вошло в историю как «второй Венский арбитраж». Одновременно Германия и Италия дали Румынии гарантии неприкосновенности ее новых границ[49].

 В данной обстановке в сентябре 1940 г. власть в Румынии фактически перешла в руки пронацистски настроенного генерала И. Антонеску[50]. А уже 22 – 23 ноября 1940 г. в Берлине состоялась встреча А. Гитлера с новым румынским правительством, в ходе которой был подписан протокол о присоединении Румынии к Тройственному пакту[51].

 Венгрия во главе с регентом М. Хорти немногим ранее, а точнее 20 ноября того же года, также присоединилась к пакту трёх государств[52].

 Ещё одним участником пакта стала Болгария. Так, 1 марта 1941 г., после нескольких уведомлений Германии и предложений Советского Союза о подписании договора о взаимопомощи, болгарское государство уступило Третьему рейху[53]. После присоединения к Тройственному пакту усилия царя Бориса были направлены на сохранение, насколько это было возможно, независимости страны.

 Финляндия по тактическим соображениям не решилось открыто примкнуть к Тройственному пакту. Германское правительство в свою очередь стремилось к установлению с финским правительством самых тесных связей. В итоге осенью 1940 г. было подписано германо-финляндское соглашение о транзите германских войск в Норвегию через Финляндию[54].

 24 ноября 1940 г. Берлинскому пакту присоединилось марионеточное государство Словакия[55].

 Таким образом, на протяжении 1940 – 1941 гг. нацистской Германии удалось укрепить своё международное положение накануне наступления на территорию СССР и сконцентрировать вокруг Тройственного пакта стратегически и тактически важные для реализации восточной политики государства.

 Балканский полуостров стал следующим шагом в расширении границ фашистского блока. Как Германия, так и Италия имели свои планы насчёт данных территорий.

 Идея открыть фронт на Балканском полуострове вынашивалась Б. Муссолини и его главными соратниками с первых недель войны с целью помешать тому, чтобы влияние политики А. Гитлера в Дунайско-Балканском регионе помешало итальянским интересам. Теоретически было два направления военных действий: нападение на Югославию и нападение на Грецию. С начала июля были отданы распоряжения о военной подготовке в обоих направлениях и начался поиск согласия, если не поддержки немцев[56].

 Но разногласия в политике между Италией и гитлеровской Германией по отношению к румынскому государству привели к тому, что Б. Муссолини решает самостоятельно без согласия на то Третьего рейха начать военные действия на Балканах. В этой обстановке нападение на Грецию было назначено на 28 октября 1940 г. Итальянский лидер проинформировал о нём А. Гитлера, когда тот находился в поездке по Южной Франции, длинным письмом, посланным с намеренным запозданием, в котором объяснялась итальянская позиция как по греческому вопросу, так и по другим европейским проблемам[57].

 Так, ночью 28 октября 1940 г. итальянский посол в Греции вручил афинскому правителю ультиматум, в котором говорилось, что ввиду проанглийской политики греческого правительства, в своё время предоставившего Англии право использовать греческие порты и аэродромы в военных целях, правительство Италии требует согласия на ввод в Грецию своих войск[58].

 Не дожидаясь на ответа на ультиматум, итальянские войска, сосредоточенные в Албании (7 апреля 1939 г. оккупирована Италией), вторглись на территорию Греции 29 октября 1940 г . в количестве 8 дивизий и отдельной оперативной группы – всего 87 тыс. человек, 163 танка, 686 орудий, 380 боевых самолётов, 54 надводных корабля и 34 подводные лодки. На греко-албанской границе стояли только две греческие дивизии и две бригады – всего 27 тыс. человек, 20 танков, 220 орудий и 36 боевых самолёта[59]. В первые два – три дня ударные итальянские армии встретили лишь слабое сопротивление пограничных частей.

 Но в середине ноября 1940 г. события развернулись не в пользу итальянцев. 16 марта наступление итальянских войск прекратилось[60].

 6 апреля 1941 г . немецкие войска в составе 40 дивизий и 24 дивизий румынской и венгерской армий под командованием фельдмаршала В. фон Браухича атаковали одновременно и Югославию и Грецию. Уничтожив застигнутую врасплох югославскую авиацию прямо на аэродромах, немецкие бомбардировщики за следующие три дня произвели более 500 самолётовылетов и убили 17 000 в операции, которой А. Гитлер дал кодовое название «Наказание». Белград немцы взяли 13 апреля, 15 апреля

1941 г. король Пётр ІІ и правительство бежали в Грецию, а затем в Египет. 17 апреля 1941 г. в г. Сараево начальник штаба верховного командования генерал Д. Калафатович и министр иностранных дел Цинцар-Маркович подписали так называемое «решение о перемирии и прекращении военных действий между вооружёнными силами Германии и Югославии». Многословное «решение» попросту означало капитуляцию югославской армии[61].

 Три дня спустя греки, после 6-месячного героического сопротивления итальянцам, последовали их примеру. 27 апреля 1941 г. немецкие танки вошли в Афины и флаг со свастикой был поднят над Акрополем, а 29 апреля представители греческого командования подписали акт о капитуляции [62].

 Когда оккупация стран Балканского полуострова приближалось к завершению, германское руководство решило захватить стратегический важный объект в восточной части Средиземного моря – остров Крит, в итоге операции «Меркурий» 1 июня

1941 г. немецкие войска завершили оккупацию острова[63].

 Таким образом, в итоге балканской кампании в Белграде и Афинах были созданы послушные оккупантам правительства. Хорватия с присоединёнными к ней Боснией и Герцеговиной превращались в марионеточное «независимое государство»; Италия захватила побережье Далмации, Хорватское Приморье, часть Словении, оккупировала значительную часть Греции, превратила Черногорию в «губернаторство»; часть Косово, Метохии и Вардарской Македонии отошли к «Великой Албании», вошедшей в состав Итальянской империи. Венгрии были переданы Бачка, часть области Баранья, Междумурье и Прекомурье. К Болгарии были присоединены некоторые пограничные районы Сербии и значительная часть Вардарской Македонии, а также Западная Фракия и часть Эгейской Македонии.

 К лету 1941 г. Германия и Италия распространили свое господство почти на всю Западную, Центральную и Юго-Восточную Европу. Немецкие и итальянские войска находились на территории 18 иностранных государств.

 На этом борьба за территориальные приобретения, а также за сферы влияния между Италией и Германией не закончилась на балканской кампании. Эти государства стремились перекроить в своих интересах карту Африки и Ближнего Востока и утвердиться на Средиземном море. Предусматривалось создание германской колониальной империи в Африке, в которую должны были войти, помимо бывших немецких колоний (Камерун, Юго-Западная и Восточная Африка), почти все французские и английские колонии в Центральной и Южной Африке. Западное и восточное побережье предполагалось опоясать сетью германских военно-морских баз.

 За Италией, согласно секретному циркуляру И. фон Риббентропа от 20 августа 1940 г., признавалась территория Северной Африки и Ближнего Востока. Со своей стороны итальянцы намеревались создать «великую Римскую империю», включив в неё помимо Ливии, Эфиопии и Албании ещё и значительные территории Египта, Судана, Французское и Британское Сомали, Аден и другие районы. В сферу влияния Италии должны были войти Турция, Йемен, Саудовская Аравия, Трансиордания, Палестина, Ирак; предполагалось установить итальянское господство и на всём Средиземноморье[64].

 Разработка планов обороны Средиземноморья, Африки и Ближнего Востока осуществлялась совместно английским и французским генеральными штабами. Они предусматривали в случае войны обеспечить контроль союзников над Средиземным морем: французским флотом – в западной части Средиземного моря, английским – в восточной. После завершения операций в Эфиопии, Ливии и завоевания господства на Средиземном море союзники намеревались нанести удар по Италии. Но после подписания акта о капитуляции Францией Англия, оказавшись в тяжелом положении, была вынуждена перейти здесь к стратегической обороне, чтобы не допустить захвата Египта, Судана, Ирака, Палестины, Адена и Кении. Вместе с тем она намеревалась, рассчитывая на превосходство в военно-морских силах, удержать контроль над западной и восточной частями Средиземного моря и блокировать итальянские базы на Додеканесских островах.

 Боевые действия в Восточной Африке начались в июле 1940 г. наступлением итальянских войск с территории Эфиопии. Но успехи Италии были временными. В начале 1941 г. англичане предприняли крупное наступление в Северо-Восточной Африке. В предложенных условиях итальянцы не смогли организовать устойчивую оборону. 20 мая 1941 г. в Восточной Африке Италия капитулировала.

 В Северной Африке события складывались также не в пользу итальянского государства.

 После провала итальянского наступления в Северной Африке Германия, руководствуясь своими агрессивными планами, предложила Италии военную помощь, рассчитывая взять руководство боевыми действиями в этом районе в свои руки. Но пока поражение итальянцев не носило катастрофического характера, Б. Муссолини всячески отвергал помощь союзника, опасаясь, что немцы «не уйдут обратно». Однако крупные поражения заставили его обратиться за помощью. И хотя Германия в начале 1941 г. не была заинтересована в распылении сил в связи с началом концентрации их против Советского Союза, Гитлер, чтобы не потерять союзника в войне, с одной стороны, и прикрыть южный фланг будущего фронта – с другой, решил до начала кампании против СССР реализовать свои стратегические цели на юге Европы и в Африке. В конце декабря на аэродромы Сицилии был переброшен авиакорпус для действий в центральной части Средиземного моря[65].

 В январе 1941 г. состоялось решение о переброске немецко-фашистских войск в количестве двух дивизий (Африканский корпус под командованием генерала Э. Роммеля) и нескольких авиационных частей в Ливию для удержания Северной Африки. В конце марта 1941 г. итало-немецкие войска перешли в наступление. Английское командование, застигнутое врасплох, не смогло организовать эффективного сопротивления – Ливия оказалась в руках итало-немецкой армии[66].

 Таким образом, боевые действия за господство в Африке и на Средиземном море ни Италии, ни Германии не принесли ожидаемых результатов. К весне 1941 г. линия фронта снова проходила по ливийско-египетской границе, на котором войска находись в начале войны.

3.5.         Деятельность СССР на международной арене. Пакт о нейтралитете между Советским Союзом и Японией

 Важнейшей проблемой внешней политики Советского Союза на данном этапе военных действия в Европе, Африке и Средиземном море были отношения с фашистским блоком.

 СССР со своей стороны безупречно выполнял все условия договорённостей с Германией в области торговли согласно соглашениям от 19 августа 1939 г ., 11 февраля 1940 г.[67] и 10 января 1941 г.[68]

 По мнению С. Случа, именно экономические уступки заложили основы советской политики умиротворения Германии уже начиная с поздней осени 1940 г. Этот курс был избран И. Сталиным, натолкнувшимся на жёсткую позицию А. Гитлера с В. Молотовым на переговорах в Берлине осенью 1940 г., но продолжавшим любой ценой цепляться за отношения с Берлином в условиях собственной военной слабости и проведения контрпродуктивной линии на международной арене[69].

 В Советском Союзе с беспокойством следили за действиями Германии, которая к этому времени уже оккупировала 11 европейских государств. Весной 1940 г., когда немецко-фашистские войска вторглись в Данию и Норвегию, над Швецией нависла прямая угроза германской агрессии. Советское правительство выступило в защиту национальной независимости Швеции. В соответствии с этим 13 апреля 1940 г. германский посол в Москве Ф. Шуленбург был приглашен в Наркоминдел, где ему было решительно заявлено, что советское правительство «определенно заинтересовано в сохранении нейтралитета Швеции» и «выражает пожелание, чтобы шведский нейтралитет не был нарушен». Москва серьезно предупредила Берлин. Из Берлина Шуленбургу сообщили: Германия будет соблюдать нейтралитет Швеции и не распрост­ранит на нее военные операции[70]. Германия вынуждена была прислушаться к мнению СССР.

 Следующим шагом преткновения в отношениях между двумя государствами стало подписание Тройственного пакта 27 сентября

1940 г. При подготовке текста пакта Берлин проявлял заинтересованность в том, чтобы в то время он не мог рассматриваться как направленный против СССР. В договоре было сказано: «Германия, Италия и Япония заявляют, что данное соглашение не затрагивает политического статуса, существующего в настоящее время между каждой из трех договаривающихся сторон и Советской Россией» (ст. 5)[71]

Чтобы в какой-то степени ослабить опасения советского правительства, И. фон Риббентроп заранее дал германскому поверенному в делах в Москве В. Типпельскирху (посол Ф. Шуленбург находился в Берлине) указание вечером 26 сентября 1940 г. кратко информировать Молотова о предстоявшем подписании тройственного пакта[72]. Была передана советской стороне соответствующая информация, согласно которой пакт имеет своей целью предотвратить вступление в войну США и он не затрагивает отношений трех держав с СССР, советско-германские договоры 1939 г. остаются в силе[73].

 Далее в сентябре 1940 г. Германия направляет свои войска в Финляндию[74].

 В этой ситуации 13 октября 1940 г. И. фон Риббентроп направил пространное письмо И. Сталину, в котором содержался анализ двусторонних отношений, а также предложение СССР примкнуть к Тройственному пакту и принять участие в разделе мира на сферы влияния, а также приглашение главе советского правительства приехать в Берлин для обсуждения всего комплекса вопросов[75].

 Визит В. Молотова в Берлин состоялся 12 – 13 ноября 1940 г. В ходе переговоров между министром иностранных дел СССР, А. Гитлером и И. фон Риббентропом стало ясно, что Германия стремилась добиться от Советского Союза одобрения всех действий германского руководства и уйти от обсуждения претензий, выдвигаемых советским правительством[76].

 Перед отъездом в Москву В. Молотову были вручены проекты соглашений о разделе сфер влияния между Германией, Италией, Японией и СССР. Уже 25 ноября 1940 г. советское правительство вручило немецкому послу в Москве Ф. Шуленбургу меморандум с условиями, на которых Советский Союз согласен принять в основном проект пакта 4-х держав: «… если германские войска будут теперь же выведены из Финляндии, представляющей сферу влияния СССР; если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в проливах путём заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией, и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды; если центром тяжести аспирации (с лат. «вдыхание» – Авт.) СССР будет признан район к югу от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу; если Япония откажется от своих концессионных прав по углю и нефти на северном Сахалине на условиях справедливой компенсации…»[77]. Но требования СССР остались без ответа. В. Молотов несколько раз запрашивал об этом Берлин, но германское правительство больше к своим предложениям не возвращалось.

 Серьёзным успехом внешней политик Советского Союза накануне Великой Отечественной войны было урегулирование отношений с Японией. Изменение политической ситуации в Европе в результате военных успехов Германии усилило позиции тех кругов Японии, которые считали, что японская экспансия должна быть направлена не на север, против СССР, а на юг – против колониальных владений Франции, Англии, США и Нидерландов. Японские рыбопромышленники были заинтересованы в подписании новой рыболовной конвенции с Советским Союзом, т.к. срок прежней истёк в 1939 г. Принятая японским правительством 27 июля 1940 г. «Программа мероприятий, соответствующих изменениям в международном положении» предусматривала экстренное урегулирование японо-советских отношений с тем, чтобы избежать войны на два фронта[78].

 Кроме того, в итоге длительных переговоров между Японией и СССР 13 апреля 1941 г. был подписан Председателем Совнаркома СССР и народным комиссаром иностранных дел тов. В. Молотовым и министром иностранных дел Японии Иосуке Мацуока пакт о нейтралитете между Советским Союзом и Японией, а также декларация о взаимном уважении территориальной целостности и неприкосновенности границ Монгольской Народной Республики и Маньчжоу-Го[79].

 Что касается взаимоотношений СССР и Англии, то в начальный период второй мировой войны они были довольно сдержанными. С июня 1940 г. новой британское правительство У. Черчилля неоднократно выступало с инициативой их улучшения, однако у советского правительства подобные шаги вызывали настороженность. СССР опасался, чтобы его позиция не была воспринята как отказ от политик нейтралитета. В свою очередь, в Лондоне испытывали опасения относительно возможности установления сотрудничества между Германией и СССР против Британской империи. Так, визит В. Молотова в Берлин стал серьезной проблемой в советско-английских отношениях. Узнав о предстоявшем визите, англичане стали проявлять немалую озабоченность. Но вскоре после возвращения В. Молотова в Москву они успокоились[80].

 Непростыми были отношения советского и американского руководств, в частности расходились их мнения по поводу прибалтийских государств. С 1 апреля 1940 г. в течение девяти месяцев в Вашингтоне велись переговоры между СССР и США. Правительство Соединённых штатов заявляло, что оно готово сотрудничать с СССР и поддерживать нормальные торговые отношения, которые только возможны при нынешнем международном положении. 22 января 1941 г. госдепартамент объявил об отмене «морального эмбарго» против Советского Союза, введённого в декабре 1939 г. в марте 1941 г. в конгрессе США была отклонена поправка, предлагающая исключить СССР из программы помощи, предусмотренной законодательством о ленд-лизе[81].

 Таким образом, несмотря на некоторое сближение с Великобританией и США, советское правительство продолжало политику придерживания договорённостей с германским руководством, в частности по экономически вопросам.

3.6.         Германизация оккупированных стран Западной Европы. Начало движения антигерманского Сопротивления

 К середине 1941 г. Германия установила контроль практически над всей территорией Европы – площадью примерно 2 млн. км2 с населением около 190 млн. человек. Статус их был различен: от прямого включения в состав Третьего рейха (Австрия, Судетская область и Мальмеди, Люксембург, Эльзас и Лотарингия) до создания под эгидой нацистов марионеточных государств (Й. Тисо в Словакии, А. Павелича в Хорватии). Были и некоторые различия в методах оккупационной политики: если в Восточной и Юго-Восточной Европе нацисты сразу прибегали к открытому насилию, то в Нидерландах, Дании, Люксембурге и Норвегии оккупанты не только опирались на поддержку наиболее реакционных кругов, но и пытались склонить на свою сторону местное население[82].

 Так, например, территория польского государства была расчленена на части – западные, часть центральных и северные районы были включены в состав Германии (территория в 92 тыс. км2  с населением более 10 млн. человек). Здесь сразу же начался террор в отношении польских граждан. В первую очередь репрессиям подверглись интеллигенция, участники национально-освободительных восстаний 1918 – 1921 гг., активисты политических партий. Поляков лишали собственности, выселяли из домов, отправляли в концентрационные лагеря (Освенцим (Аушвиц), Треблинка и Майданек), на принудительные работы в Германию, депортировали в районы, не включённые в рейх. На их место селили немцев и репатриантов из Прибалтики и Украины. Из остальных районов было создано генерал-губернаторство, которое делилось на четыре округа: Краковский, Варшавский, Люблинский и Радомский с центром в Кракове во главе с генерал-губернатором Г. Франком. Оно рассматривалось оккупантами как резервуар дешёвой рабочей силы и место расселения поляков из Германии. В 1941 г . были учреждены органы польского местного хозяйственного управления, продолжала действовать польская уголовная полиция[83].

 В отличие от положения Польши оккупационная политика Германии в Дании характеризовалось некоторой гибкостью. По мнению М. Семиряги, объясняется это тремя причинами: во-первых, попыткой представит Данию перед другими народами Европы в качестве «образцового протектората» и на примере дани показать «справедливость» и «гуманность» оккупационного режима; во-вторых, по нацистской классификации датский народ относился к «нордической расе», и отношение к нему до поры до времени должно быть соответствующим; в-третьих, датское правительство своим лояльным отношением к оккупационным властям не давало им повода для каких-либо решительных репрессивных мер[84]. Поэтому оккупационный режим в Дании можно разделить на два периода, рубежом между которыми явились события 29 августа 1943 г ., когда в итоге развития движения Сопротивления в стране было введено чрезвычайное военное положение, а вся власть фактически перешла в руки командования вермахта.

 Что касается Нидерландов, то здесь согласно указу от 19 мая 1940 г . учреждался имперский комиссариат как орган высшей государственной власти, подчинявшийся Германии[85]. В Люксембурге гражданская администрация нацистов была введена 29 июля 1940 г . во главе с гаулейтером Г. Симоном[86]. В Бельгии в отличие от выше перечисленных стран была введена военная администрация. Такое решение А. Гитлера объясняется двумя причинами: если норвежцев, нидерландцев и люксембуржцев гитлеровцы причисляли в «нордическим» народам, то к населению Бельгии, наполовину состоящему из «негерманцев», гитлеровцы относились иначе; кроме того Бельгия имела более важное, чем другие названные страны, стратегическое значение как плацдарм для вторжения на Британские острова[87].

 В отношении Франции ещё во время ведения боевых действий А. Гитлер готовил распоряжения по поводу введения в данной стране военного управления. В Директиве РКХ от 26 июня 1940 г . были определены задачи немецкого военного управления во Франции. При делении французской территории А. Гитлер полностью игнорировал как государственные, так и национальные границы. Южная же часть Франции (241 тыс. км2 с населением 12 млн. человек) находилась в ведении правительства во главе с маршалом Ф. Петэном, переехавшего из Бордо в Виши[88].

 Таким образом, установлением своих порядков, направленных на эксплуатацию как природных, так и людских ресурсов, Германия провоцировала появление и расширение движения Сопротивления на оккупированных ею территориях.

 Размах движения Сопротивления и формы борьбы в той или иной стране определялись обстановкой на фронтах второй мировой войны, рядом внутренних и внешних факторов, природно-географическими условиями и т.д. В некоторых странах Европы (Словакия, Югославия, Польша, Франция, Бельгия, Италия, Греция, Албания) движение Сопротивления переросло в национально-освободительную войну. В Нидерландах, Дании и Норвегии в силу ряда военных и внутриполитических причин вооружённая борьба не получила широкого развития. Главной и наиболее эффективной формой движения Сопротивления в этих странах было забастовочное движение, распространение антифашистских материалов. В Германии главной формой борьбы была конспиративная деятельность подпольных антифашистских групп[89].

 В своём развитии движение Сопротивления прошло несколько этапов. Первые выступления против существующего порядка в различных формах начались в Польше, Чехословакии, Югославии, Франции, Бельгии, Албании сразу же после их оккупации в 1939 – 1941 гг.

 Так, в Польше в сентябре – октябре 1939 г . в борьбе против оккупационной политики нацистов участвовали небольшие партизанские отряды, созданные солдатами и местным населением. На этом этапе направляющей силой Сопротивления на польских территориях стал лагерь эмигрантского правительства в Лондоне[90]. Во Франции в конце 1940 г . была создана «Специальная организация», которая вскоре стала называться «Франтиреры и партизаны», а в 1941 г . был создан Национальный фронт[91].

 После вступления СССР в войну в движении Сопротивления начался второй этап – собирание сил (1941 – 1943 гг.). Оно стало более организованным. В ряде стран образовывались национальные фронты. Всё большее значение приобретала вооружённая борьба.

 Началом третьего этапа в антифашисткой борьбе стал 1943 г., продолжавшегося до окончания второй мировой войны. Под влиянием побед Красной Армии под Сталинградом и на Курской дуге национально-освободительное движение в Европе активизировалось. В государствах создавались новые органы власти, выступавшие против нацистской Германии. Например, в Польше – Крайова Рада Народова (декабрь 1943 г .), а с июля 1944 г . – Польский комитет национального движения; в Венгрии – Временное правительство (22 декабря 1944 г .); в Югославии функции временного правительства выполнял с 29 ноября 1943 г . Национальный комитет освобождения; в Албании – Антифашистский Национально-освободительный комитет. Во Франции в мае 1943 г . был создан Национальный совет Сопротивления, объединивший все силы в борьбе с нацизмом, а в начале 1944 г . боевые отряды всех организаций Сопротивления объединились и создали единую централизованную армию Французских внутренних сил[92].

 В Италии одновременно с партизанской борьбой зимой 1944 – 1945 гг. в ряде городов Северной Италии проходило массовое забастовочное движение, так 25 апреля 1945 г . всеобщая забастовка переросла во всенародное восстание, в результате которого оккупанты были изгнаны из Центральной и Северной Италии[93].

 В Бельгии летом 1944 г . освободительная война достигла своего размаха. Забастовочное движение переросло в восстание, в итоге ещё до прихода союзников в начале сентября 1944 г . многие бельгийские города были освобождены[94].

 После высадки союзнической армии активизировалась борьба сил Сопротивления в Голландии (освобождены южные провинции 11 марта 1945 г .), Дании, Норвегии[95].

 Важным событием в освободительной борьбе чехословацкого населения явилось Словацкое восстание, начавшееся 29 августа 1944 г.[96]

 В результате разгрома Красной Армией всего южного крыла немецко-фашистских войск и начавшегося успешного освобождения Балкан произошли восстания в Румынии (23 августа 1944 г .)[97] и Болгарии (9 сентября 1944 г .)[98].

 Таким образом, «взращивание семян сопротивления» в оккупированных странах рассматривалось как важный метод подготовки будущего краха нацистской Германии.

Вопросы для самоконтроля:

 1.     Дайте оценку стратегическим операциям Германии по захвату Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии и Люксембурга.

2.     Почему Швейцария явилось единственным государством не оккупированным Третим рейхом?

3.     Каким образом происходил процесс захвата французского государства?

4.     Дайте оценку проведению операции «Морской лев».

5.     Охарактеризуйте позицию США во Второй мировой войне до момента решения о вступления в боевые действия.

6.     Цели Германии на Балканском полуострове.

7.     Раскройте процесс взаимоотношений между Советским Союзом и Японией.

8.     Дайте оценку движению антигитлеровского Сопротивления в Западной Европе.

 


[1] Директива ОКВ от 1 марта 1940 г. на операцию «Везерюбунг» // Дашичев, В.И. Банкротство и стратегия германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том 1. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933 – 1941 / В.И. Дашичев. – М., Изд-во «Наука», 1973. – С. 411 – 412.
[2] В. Квислинг. Режим доступа: http://www.norge.ru/quisling/.
[3] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 53.

[4] Вторжение немецко-фашистских войск в Данию и Норвегию. Режим доступа: http://www.norge.ru/weseruebung/.

[5] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 54.
[6] Вторжение немецко-фашистских войск в Данию и Норвегию. Режим доступа: http://www.norge.ru/weseruebung/.
[7] Патянин, С.В. «Везерюбунг»: Норвежская кампания 1940 г. / С.В. Патянин. Под редакцией канд. ист. наук М.Э. Морозова. – М., 2004.
[8] Буллок, А. Гитлер и Сталин: Жизнь и власть: Сравни тельное жизнеописание: В 2 т. Т. 2. Гл. 11 – 20 / Пер. с англ. Н.М. Пальцева и др.; Общ. ред. И.Н. Немова. – Смоленск: Русич, 1994. – С. 293.
[9] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 55 – 56.
[10] Там же, С. 56.
[11] Белли, В.А. В. Боевые действия в Атлантике и на Средиземном море. 1939 – 1945 гг. / В.А. Белли, К.В, Пензин. – М.: Воениздат, 1967. – С. 86 – 87.
[12] Там же, С. 87.
[13] Ширер, У. Взлёт и падение третьего рейха. Том 2. / У. Ширер. Пер. с англ. / Под ред. О.А. Ржешевского. – М.:Воениздат, 1991. – С. 74.
[14] Директива ОКХ на проведение операции «Рот» от 31 мая 1940 г. // Дашичев, В.И. Банкротство и стратегия германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том 1. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933 – 1941 / В.И. Дашичев. – М., Изд-во «Наука», 1973. – С. 624 – 627.
[15] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 60.
[16] Там же, С. 60.

[17] История второй мировой войны. 1939 – 1945. В 12 томах. Т. 3. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР. Редкол. П.М. Деревянко (главный редактор) и др. – М.: Воениздат, 1974. – С. 108.

[18] Пономарёв, М.В. История стран Европы и Америки в Новейшее время / М.В. Пономарёв. – М.: Проспект, 2010. – С. 228.
[19] Ратиани, Г. Конец третьей республики во Франции / Г. Ратиани. – M., 1964. – С. 153.
[20] Узульяс, А. (полковник Андре). Сыновья ночи. Мемуары / А. Узульяс. Пер. с фр. Л.С. Хованского. – М.: Воениздат, 1978. – С.

[21] История второй мировой войны. 1939 – 1945. В 12 томах. Т. 3. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР. Редкол. П.М. Деревянко (главный редактор) и др. – М.: Воениздат, 1974. – С. 114.

[22] Германо-французский договор о перемирии от 22 июня 1940 г. // Дашичев, В.И. Банкротство и стратегия германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том 1. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933 – 1941 / В.И. Дашичев. – М., Изд-во «Наука», 1973. – С. 630 – 634.
[23] Армстронг, Г. Падение Франции. – М.: ОГИЗ; Госполитиздат, 1941. – С. 133.

[24] История второй мировой войны. 1939 – 1945. В 12 томах. Т. 3. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР. Редкол. П.М. Деревянко (главный редактор) и др. – М.: Воениздат, 1974. – С. 115.

[25] Мазохин, В.А. Швейцария в агрессивных планах гитлеровской Германии / В.А. Мазохин // Вторая мировая война и современность / АН СССР, Ин-т воен. Истории М-ва обороны СССР. – М.: Наука, 1972. – С. 202 – 219.
[26] Петров, И.А. Швейцария и гитлеровская Германия. 1933 – 1941 / И.А. Петров // Вопросы истории. – 2004. – № 8. – С. 126 – 134.
[27] Буллок, А. Гитлер и Сталин: Жизнь и власть: Сравни тельное жизнеописание: В 2 т. Т. 2. Гл. 11 – 20 / Пер. с англ. Н.М. Пальцева и др.; Общ. ред. И.Н. Немова. – Смоленск: Русич, 1994. – С. 308.
[28] Там же, С. 310.
[29] Э. фон дер Портен. Германский флот во Второй Мировой войне. Режим доступа: http://navycollection.narod.ru/library/porten/index.htm.
[30] Директива ОКВ № 16 от 16 июля 1940 г. // Дашичев, В.И. Банкротство и стратегия германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том 1. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933 – 1941 / В.И. Дашичев. – М., Изд-во «Наука», 1973. – С. 664 – 666.
[31] Белли, В.А., Пензин К. В. Боевые действия в Атлантике и на Средиземном море 1939 – 1945 гг. / В.А. Белли, К. Пензин. – М.: Воениздат, 1967. – С. 95.
[32] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 65.
[33] Там же, С. 65.
[34] Блицкриг в Европе: Война на Западе / Составление Б. Лозовского. – M.: «Издательство ACT»: OOO «Транзиткнига»; СПб.: Terra Fantastica, 2004. – С. 291.
[35] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 66.
[36] История второй мировой войны. 1939 – 1945. В 12 томах. Т. 3. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР. Редкол. П.М. Деревянко (главный редактор) и др. – М.: Воениздат, 1974. – С. 135.
[37] Там же, С. 136.
[38] Белли, В.А. В. Боевые действия в Атлантике и на Средиземном море. 1939 – 1945 гг. / В.А. Белли, К.В, Пензин. – М.: Воениздат, 1967. – С. 112 – 113.
[39] История США в 4 томах. Т. 3. 1918 – 1945 / Редакционная коллегия: Г.Н. Севостьянов (главный редактор). – Москва, Изд-во «НАУКА», 1985.
[40] Краткая история США. Пер. с англ. и примечания доктора исторических наук Б.М. Шпотова. – М.: ППП (Проза. Поэзия. Публицистика), 1993.
[41] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 69.
[42] Закон о ленд-лизе от 11 марта 1941 г. // Мировые войны ХХ века. В 4 кн. Кн. 4. Вторая мировая война. Документы и материалы / Отв. ред. М.Ю. Мягков; Сост. Ю.А. Никифоров; Рос. акад. наук. Ин-т всеобщей истории и др. авторы. – М.: Издательство: Наука, 2002. – С .118 – 119.
[43] История США в 4 томах. Т. 3. 1918 – 1945 / Редакционная коллегия: Г.Н. Севостьянов (главный редактор). – Москва, Изд-во «НАУКА», 1985. – С. 334.
[44] Атлантическая Хартия от 14 сентября 1941 г. Режим доступа: http://istoria-usa.at.ua/index/0-46.
[45] Дэкларацыя 26 дзяржаў 1942 г. // Беларуская савецкая энцыклапедыя / гал. рэд. П.У. Броўка. Т. 4. Графіка – Зуйка. – Мінск, 1971. – С. 357.
[46] Золов, А.В. США: борьба за мировое лидерство (К истории американской внешней политики. ХХ век): Учебное пособие: В 2 ч. Ч. 1. / А.В. Золов. – Калининград, 2000. – С. 50.
[47] Пакт трёх держав от 27 сентября 1940 г. // Мировые войны ХХ века. В 4 кн. Кн. 4. Вторая мировая война. Документы и материалы / Отв. ред. М.Ю. Мягков; Сост. Ю.А. Никифоров; Рос. акад. наук. Ин-т всеобщей истории и др. авторы. – М.: Издательство: Наука, 2002. – С .103.
[48] Сиполс, В.Я. Дипломатическая дуэль в Берлине в ноябре 1940 г. / В.Я. Сиполс // Новая и новейшая история. – 1996. – № 3.
[49] Краткая история Венгрии / АН СССР, Ин-т славяноведения и балканистики. – М.: Наука, 1991. – С. 401.
[50] История Румынии / И. Болован, И.-А. Поп (координаторы) и др. / Пер. с рум. – М.: Изательство «Весь мир», 2005. – С. 584.
[51] Там же, С. 585.
[52] Пушкаш, А.И. Венгрия в годы второй мировой войны / А.И. Пушкаш. – М.: Изд-во «Наука», 1966. – С. 123.
[53] История южных и западных славян: В 2 т. Т. 2. Новейшее время: Учебник / Под ред. Г.Ф. Матвеева и З.С. Ненашевой. – 2-е издание. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – С. 40.
[54] Вайну, Х. Многоликий Маннергейм / Х. Вайну // Новая и новейшая история. – 1997. – № 5.
[55] Шумов, С.А. История Словакии. VXX века / С.А. Шумов, А.Р. Андреев. – М., «Белый волк», 2000. – С. 223.
[56] Эннио Ди Нольфо История международных отношений 1918 – 1999 / Эннио Ди Нольфо. – М, . – С. 388.
[57] Там же, С. 389.
[58] Квашнин, Ю. Греция и Вторая мировая / Ю. Квашнин. Режим доступа: http://www.ellada-russia.ru/magazine/45/article/140.
[59] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 74.
[60] Там же, С. 75.
[61] История южных и западных славян: В 2 т. Т. 2. Новейшее время: Учебник / Под ред. Г.Ф. Матвеева и З.С. Ненашевой. – 2-е издание. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – С. 73.
[62] Мерников, А.Г. Вторая мировая война, 1939 – 1945 / А.Г. Мерников, А.А. Спектор. – Минск, Харвест, 2010. – С. 46.
[63] Директива ОКВ № 28 (операция «Меркурий») от 25 апреля 1941 г. // Дашичев, В.И. Банкротство и стратегия германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том 1. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933 – 1941 / В.И. Дашичев. – М., Изд-во «Наука», 1973. – С. 716 – 717.
[64] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 79 – 80.
[65] Белли, В.А. В. Боевые действия в Атлантике и на Средиземном море. 1939 – 1945 гг. / В.А. Белли, К. Пензин. Худож. Морозов А.У. – М.: Военное издательство, 1967. – С. 160.
[66] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 82 – 83.
[67] Хозяйственное соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Германией от 11 февраля 1940 г. // Документы внешней политики. 1940 – 22 июня 1941. Том 23. В 2 кн. – Книга 1. Январь – октябрь 1940. – М.: Международные отношения, 1995. –С. 80 – 85.
[68] Сиполс, В.Я. Дипломатическая дуэль в Берлине в ноябре 1940 г. / В.Я. Сиполс // Новая и новейшая история. – 1996. – № 3.; Случ, С.З. Сталин и Гитлер, 1933 – 1941: расчёты и просчёты Кремля / С.З. Случ // Отечественная история. – 2005. – № 1. – С. 112.
[69] Там же, С. 112.
[70] Беседа наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова с послом Германии в СССР Ф. Шуленбургом от 13 апреля 1940 г. // Документы внешней политики. 1940 – 22 июня 1941. Том 23. В 2 кн. – Книга 1. Январь – октябрь 1940. – М.: Международные отношения, 1995. –С. 218 – 220.
[71] Пакт трёх держав от 27 сентября 1940 г. // Мировые войны ХХ века. В 4 кн. Кн. 4. Вторая мировая война. Документы и материалы / Отв. ред. М.Ю. Мягков; Сост. Ю.А. Никифоров; Рос. акад. наук. Ин-т всеобщей истории и др. авторы. – М.: Издательство: Наука, 2002. – С .103.
[72] Телеграмма Риббентропа поверенному в делах Типпельскирху от 25 сентября 1940 г. // Оглашению подлежит. СССР – Германия 1939 – 1941. Документы и материалы / Сост. Ю. Фельштинский. – М.: Моск. рабочий, 1991.
[73] Беседа Наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова с поверенным в делах Германии в СССР В. Типпельскирхом от 26 сентября 1940 г. // 1941 год: В 2 кн. Кн. 1 / Сост. Л.Е. Решин и др.; Под ред. В.П. Наумова; Вступ. ст. акад. А.Н. Яковлева. – М.: Междунар. фонд «Демократия», 1998. – С. 271 – 274.
[74] Вайну, Х. Многоликий Маннергейм / Х. Вайну // Новая и новейшая история. – 1997. – № 5.
[75] История России. ХХ век: Учеб. пособие / О.А. Яновский, С.В. Позняк, В.И. Меньковский и др.; Под ред. В.И. Меньковского и О.А. Яновского. – Мн.: РИВШ, 2005. – С. 248.
[76] Записи бесед между Риббентропом и Молотовым, Берлин 12 – 13 ноября 1940 г. // Оглашению подлежит: СССР – Германия. 1939 – 1941: Документы и материалы / Сост. Ю. Фельштинский. – М.: Моск. рабочий, 1991. – С. 239 – 274.
[77] Запись беседы Председателя Совета народных комиссаров и Народнго комиссара иностранных дел СССР тов. Молотова В.М. с послом Германии г. Шуленбургом от 25 ноября 1940 г. // Вестник Архива Президента Российской Федерации. СССР – Германия: 1933 – 1941. – Москва, 2009. – С. 304 – 305.
[78] История России. ХХ век: Учеб. пособие / О.А. Яновский, С.В. Позняк, В.И. Меньковский и др.; Под ред. В.И. Меньковского и О.А. Яновского. – Мн.: РИВШ, 2005. – С. 249.
[79] О заключении Пакта о нейтралитете между СССР и Японией // Оглашению подлежит: СССР – Германия. 1939 – 1941: Документы и материалы / Сост. Ю. Фельштинский. – М.: Моск. рабочий, 1991. – С. 318.
[80] Сиполс, В.Я. Дипломатическая дуэль в Берлине в ноябре 1940 г. / В.Я. Сиполс // Новая и новейшая история. – 1996. – № 3.
[81] История России. ХХ век: Учеб. пособие / О.А. Яновский, С.В. Позняк, В.И. Меньковский и др.; Под ред. В.И. Меньковского и О.А. Яновского. – Мн.: РИВШ, 2005. – С. 249 – 250.
[82] Вторая мировая война. Краткая история. – М.: Изд-во «Наука», 1984. – С. 87 – 88.
[83] История южных и западных славян: В 2 т. Т. 2. Новейшее время: Учебник / Под ред. Г.Ф. Матвеева и З.С. Ненашевой. – 2-е издание. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – С. 114.
[84] Семиряга, М.И. Немецко-фашистская политика национального порабощения в оккупированных странах Западной и Северной Европы / М.И. Семиряга. – М.: Издательство «Наука», 1980. – С. 25.
[85] Там же, С. 63.
[86] Там же, С. 83.
[87] Там же, С. 93.
[88] Там же, С. 137 – 139.
[89] Цырульников, Н.Г. Антифашистская борьба и движение Сопротивления в оккупированных странах Европы / Н.Г. Цырульников // Вторая мировая война и современность / АН СССР, Ин-т воен. Истории М-ва обороны СССР. – М.: Наука, 1972. – С. 253.
[90] Парсаданова, В.С. Зарождение польского движения Сопротивления. Формирование «лондонского лагеря» (октябрь 1939 – декабрь 1941 гг.) / В.С. Парсаданова // Движение Сопротивления в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. 1939 – 1945 / РАН, Ин-т славяноведения и балканистики. Отв. ред. В.В. Марьина. – М., «РАДИКС», 1995. – С. 89 – 101.
[91] Цырульников, Н.Г. Антифашистская борьба и движение Сопротивления в оккупированных странах Европы / Н.Г. Цырульников // Вторая мировая война и современность / АН СССР, Ин-т воен. Истории М-ва обороны СССР. – М.: Наука, 1972. – С. 254.
[92] Семиряга, М.И. Советские люди в европейском Сопротивлении / М.И. Семиряга. – М.: Изд-во «Наука», 1970. – С. 156 – 157.
[93] Цырульников, Н.Г. Антифашистская борьба и движение Сопротивления в оккупированных странах Европы / Н.Г. Цырульников // Вторая мировая война и современность / АН СССР, Ин-т воен. Истории М-ва обороны СССР. – М.: Наука, 1972. – С. 256.
[94] Там же, С. 257.
[95] Семиряга, М.И. Советские люди в европейском Сопротивлении / М.И. Семиряга. – М.: Изд-во «Наука», 1970. – С. 246 – 250.
[96] Марьина, В.В. Сопротивление в Чешских землях и Словакии: затишье перед бурей / В.В. Марьина // Движение Сопротивления в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. 1939 – 1945 / РАН, Ин-т славяноведения и балканистики. Отв. ред. В.В. Марьина. – М., «РАДИКС», 1995. – С. 230 – 261.
[97] Покивайлова, Т.А. Нарастание недовольства в румынском обществе. Государственный переворот / Т.А. Покивайлова // Движение Сопротивления в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. 1939 – 1945 / РАН, Ин-т славяноведения и балканистики. Отв. ред. В.В. Марьина. – М., «РАДИКС», 1995. – С. 507 – 526.
[98] Валеева, Е.Л. Активизация Сопротивления. Развитие и разрешение политического кризиса в Болгарии. Приход к власти Отечественного фронта (март 1943 – начало 1945 гг.) / Е.Л. Валеева // Движение Сопротивления в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. 1939 – 1945 / РАН, Ин-т славяноведения и балканистики. Отв. ред. В.В. Марьина. – М., «РАДИКС», 1995. – С. 443 – 466.
Copyrigcht © 2014-2018. Музей УО "Барановичский ГПТ колледж сферы обслуживания"